«Феномен Тимошенко»

http://rg.kiev.ua/page5/article17341/

“У социологов после 7 февраля будет еще один повод порассуждать о так называемом “феномене Тимошенко”, — ничтоже сумняшеся заявила Юлия Тимошенко в интервью журналу “Фокус” незадолго до первого тура президентских выборов.

ЧТО Ж, приходится признать, что в этот раз прогноз Юлии Владимировны во многом оправдался. Хотя победу празднует Виктор Янукович, разрыв между финалистами президентской гонки оказался невелик и, главное, существенно меньше, чем предсказывали практически все незаангажированные прогнозы экспертов и опросы общественного мнения, включая закрытые. И это при том, что, начиная с лета, рейтинги Тимошенко демонстрировали неуклонное снижение, упав к ноябрю до минимальных значений. Последние опубликованные перед первым туром опросы давали ей 17-20%, а лидеру “регионалов” — 30-33%.Многие считали, что эта тенденция продолжится и в период действия моратория на публикацию опросов, и даже допускали невыход Тимошенко во второй тур, особенно на фоне заметного без всяких опросов роста популярности Тигипко.

Однако Юлии Владимировне удалось ощутимо сократить отставание и уже в первом туре заполучить куда больше голосов ранее не определившихся избирателей, чем Януковичу. Тем не менее опросы продолжали обещать убедительную победу Виктору Федоровичу. Отметим и то, что нынешняя избирательная кампания Юлии Тимошенко, в отличие от предыдущих, отнюдь не блистала креативом, а ТигрЮля и “поющие трусы” явно не смогли затмить в глазах избирателей реальные результаты работы Тимошенко на премьерском посту.

Особенно это стало заметно в промежутке между первым и вторым туром. Никаких особо удачных “заготовок”, приберегавшихся для решающего момента президентской гонки, у БЮТ не оказалось. Скажем больше, вся кампания Тимошенко в последние недели имела явный отпечаток паники, истерики и бессилия. А ведь на предыдущих выборах (в парламент в 2006-м и 2007-м годах) именно блестящая, эталонная, с точки зрения пиар-технологий, кампания обеспечивала Тимошенко впечатляющий финишный рывок и реальные результаты куда выше прогнозируемых, что и заставило говорить о “феномене Тимошенко”

Почему же “феномен Тимошенко” вновь “активировался”?

Чтобы понять причину, следует обратить внимание на прямо-таки фантастическое совпадение результатов второго тура нынешних президентских “перегонів” и второго тура выборов 2004 года.

Ныне, по данным ЦИК, Виктор Янукович набрал 48,95% голосов (тогда — 49,42%), а его соперники, соответственно, — 45,48% и 46,61%. Все цифры отличаются не более чем на один процент! Только кандидат от “западных”, “демократических”, “оранжевых” (какой термин выбрать — дело вкуса) в этот раз не Ющенко, а его тогдашняя главная соратница Тимошенко.

Конечно, абсурдно утверждать, что за прошедший период почти все украинские избиратели остались при своем мнении. За 5 лет произошла естественная “ротация” избирателей примерно на 10%. Можно отметить, что Виктор Янукович получил больше в процентном отношении голосов на западе и особенно в центре, а у его соперницы лучший результат на востоке, чем у Виктора Ющенко в 2004 году. Снизилась общая явка на выборы, но были и те, кто игнорировал выборы в 2004 году, а в этот раз решил принять участие. Тем не менее нынешний итог, можно сказать, мистически точно совпал с результатом 2004 года!

Подлинные приоритеты

ГАЗЕТА “2000” писала полтора года назад: “Политологи часто говорят о том, что основную массу “пересічних” украинцев экономические проблемы волнуют гораздо больше, чем вопросы языка, внешнеполитической ориентации и тому подобное. Нет никаких оснований не верить данным опросов, на которых базируется такое мнение. Но почему-то подавляющее большинство избирателей всегда считает “своих” (с точки зрения ментальности) кандидатов наиболее способными решить социально-экономические проблемы или, по крайней мере, не допустить дальнейшего ухудшения жизни. Можно сказать, что жители востока инстинктивно, а запада вполне осознанно не доверяют кандидатам, представляющим противоположную часть Украины.

Формула “В Украине президента выбирает восток, а “направляет” запад” была выведена еще в середине 90-х годов. Действительно, в 1991 году Леонид Кравчук одержал уверенную победу именно благодаря поддержке на востоке — “западный” избиратель отдал свои голоса Вячеславу Чорновилу и другим лидерам “національно-визвольного руху”. Голосуя за независимость, жители юго-востока предпочли тогда в качестве главы новой державы более предсказуемого и умеренного в плане украинизации, как казалось, экс-коммунистического деятеля.

Однако, став “своим” для запада, Кравчук через два года проиграл выборы Леониду Кучме, кампания которого проходила под лозунгом: “Россия и Украина — меньше стен, больше мостов”. Конечно, в неудаче Кравчука на выборах 1994 года огромную роль сыграли экономические факторы, но и победивший Кучма шел на выборы с тяжелым грузом ответственности за катастрофическое ухудшение жизни, поскольку был премьер-министром в самом сложном для Украины 1993 году.

Но наиболее выпукло приоритеты украинских избирателей проявились в ходе президентской гонки 2004 года. Казалось бы, у Виктора Ющенко были все шансы стать “президентом всей Украины”, то есть получить значительное число голосов в ее обеих частях, выиграть выборы с огромным отрывом от соперников. Став априори “своим” для западноукраинского избирателя, Ющенко получил возможность не педалировать свою националистическую программу. Скажем прямо, повезло Ющенко и с соперником. Очевидно, что Виктор Янукович не обладал качествами, необходимыми для публичного политика, на него легла в глазах избирателей, как на кандидата власти, ответственность за все “негаразди” плюс известные моменты его биографии.

Вспоминать в подробностях ту предвыборную кампанию нет нужды, но еще раз обратим внимание: обещания Ющенко разобраться с “злочинною владою”, резко поднять уровень жизни, привести Украину прямиком в “европейское” счастье и т.д. и т.п. находили очень слабый отклик у жителей юга-востока! Скорее наоборот, в течение последних месяцев избирательной гонки, несмотря на агрессивную кампанию, которая велась по всем правилам “политтехнологического” искусства, рейтинг Ющенко практически стоял на месте, а рейтинг Януковича, невзирая на крайне неудачные действия его избирательного штаба, продолжал расти по мере приближения голосования, главным образом за счет ранее неопределившихся избирателей.

Очевидно, что к необходимости поддержать Януковича они приходили прежде всего потому, что он был единственной реальной альтернативой рядившемуся в овечью шкуру националисту Ющенко! То, что Виктор Янукович проявил себя эффективным менеджером-управленцем, сумевшим во главе правительства достичь определенных экономических успехов, было скорее дополнительным (причем малоубедительным для сведущих людей) аргументом, а не причиной решения избирателей юго-востока голосовать за него.

Характерно, что в разных регионах резко отличается и степень “восприятия” старавшейся тогда обходить “национально-языковые” вопросы Тимошенко. Чем дальше на запад, тем сильнее избиратели верят в возврат вкладов и “прорывы”, и наоборот! Уроженка Днепропетровска, Тимошенко навсегда останется для большинства своих земляков, как и для жителей других юго-восточных регионов, “героиней” Майдана со всеми вытекающими для нее электоральными последствиями!

Электоральный, а правильнее сказать — ментальный, цивилизационный раскол Украины и стал главной причиной столь мизерного разрыва в нынешнем голосовании, которое можно условно считать “четвертым туром” выборов 2004 года. В решающий момент голос отдавался за “своего”, отошли на второй план и разочарование избирателей юго-востока, мягко говоря, непоследовательностью Виктора Януковича, и очевиднейший провал всей “помаранчевой команды”, включая и саму Юлию Тимошенко. Ведь в любой “нормальной” стране итоги “помаранчевой пятилетки” поставили бы жирный крест на дальнейших перспективах политиков, таких итогов “достигших”!

Нисколько не помог Виктору Януковичу в плане дополнительных голосов избирателей и глубокий раскол в бывшей “помаранчевой команде”, вылившийся в фактически открытый союз между ним и Виктором Ющенко. По данным социологов, около 85% избирателей, поддержавших в первом туре действующего президента, во втором отдали свой голос Юлии Тимошенко.

Противостояние пятилетней давности, углубившее и усилившее раскол между двумя Украинами, оставило глубокий след в сознании многих наших сограждан. И сегодня для большинства из них оказалось совершенно неприемлемым изменить своим тогдашним пристрастиям, отдать голос тому, кто тогда казался олицетворением зла.

В предшествующие дни автору приходилось неоднократно становиться свидетелем жарких дискуссий на тему, какой президент более приемлем для Украины — дважды сидевший или “дважды не сидевший”, умеющий говорить или умеющий работать. Ведь ваш покорный слуга живет в одном из немногих городов Украины, где сторонники одного из кандидатов не имеют подавляющего перевеса. Но рискну высказать предположение, что если бы криминальные пятна в биографии были у “западного” кандидата (впрочем, кто рискнет утвер¬ждать, что репутация Юлии Владимировны чиста, как слеза ребенка?), то те, кто кричал: “Стоп криминалу!” с не меньшим бы пылом доказывали, что глупо ставить в укор человеку ошибки молодости сорокалетней давности.

Ведро с керосином

В СВОЕ время, когда в сопредельном государстве возник конфликт между Борисом Ельциным и его вице-президентом Александром Руцким, Михаил Полторанин, отвечая на доводы сторонников последнего, что “Руцкой принес Ельцину немало дополнительных голосов на выборах”, заметил, что “с Ельциным и ведро с керосином стало бы вице-президентом”! И приходится констатировать: сам выход во второй тур гарантирует очень высокий процент голосов (выше 40%) даже “ведру с керосином”! А с другой стороны, и очень сильному (с объективной точки зрения) кандидату крайне сложно преодолеть рубеж в 50%. Еще раз вспомним 2004 год. Наверное, никогда и нигде ситуация не складывалась столь благоприятно во всех отношениях для одного из кандидатов, как для Виктора Ющенко перед “третьим” туром. На тот момент его можно было смело назвать кандидатом без слабых мест. Тотальное разочарование им в обеих частях Украины как человеком и политиком — все это будет потом.

И тем не менее, мягко говоря, скромный результат в третьем туре — 51,99%, причем вызывающий большие сомнения. Можно вспомнить и циничные поправки, запрещающие голосование на дому, и особенно то, что официальные результаты “третьего” тура были объявлены лишь спустя 20 дней, когда прошли все предусмотренные законом сроки.

Конечно, кому-то термин “ведро с керосином” может показаться чересчур брутальным, но результаты второго тура и их поразительная тождественность аналогичным результатам пятилетней давности убедительно доказывают, что персоналии финалистов имеют сугубо второстепенное значение. Их репутация, пресловутая “харизма” и, главное, социально-экономическая ориентация — все отступает перед “опознаванием” по фронтовому принципу: “свой — чужой”.

И очень существенно, что фронтовой принцип голосования начинает работать уже в первом туре. Казалось бы, на этом этапе можно голосовать “сердцем”, за кандидата, который наиболее симпатичен, программа которого наиболее близка конкретному избирателю. Но и в первом туре многие голосуют, исходя из соображений, что для “общей победы” общепризнанного лидера крайне важна максимальная поддержка уже в первом туре.

Именно этим объясняется еще один феномен нынешней политической ситуации в Украине: все опросы общественного мнения показывают приверженность большинства граждан Украины левым идеям, а также крайнее разочарование нынешними лидерами страны, включая и тех, кто сегодня формально находится в оппозиции; вполне обоснованное неверие в способность любого из них изменить ситуацию в стране к лучшему.

Все большее число наших сограждан считает виновной в сложившейся ситуации всю нынешнею украинскую политэлиту, не разделяя ее на “оранжевых” и “бело-голубых”, а глубинные причины кризиса усматривает в том политико-экономическом курсе, которым следовала Украина в течение последних 18 лет.

Как показывают результаты исследования взглядов населения, проведенного компанией “Research and Branding Group” в рамках международного проекта “Евразийский монитор”, 54 процента украинцев называют ликвидацию Советского Союза злом. Это в два с лишним раза больше тех, кто считает данное событие полезным для Украины (23 процента). Также все больше людей сожалеет о потере социальных завоеваний советского периода.

Но, как видим, в конечном итоге голоса по-прежнему завоевывают набившие оскомину “привычные” персонажи. Хотя все они носители так называемого либерального курса, выразители интересов крупного капитала, стоящих за ними олигархических кланов.

Таким образом, сложившаяся схема межрегионального противостояния, в которую выливается вся политическая жизнь, делает почти невозможной корректировку социально-экономического курса, даже если за эти изменения выступает большинство граждан страны.

Поэтому выход из ситуации, в которую сами себя раз за разом загоняют украинцы, может быть только один — они должны согласиться с формулой: президента выбираем по геополитическому, цивилизационному принципу, а парламент — исходя из их реальных социальных интересов. То есть главой государства может быть и представитель олигархата, а вот в Верховной Раде уже должен быть социальный противовес ему — левые силы. В идеале они должны доминировать там.

Трайбализм по-украински?

В ПРОЧЕМ, внутриполитическое противостояние различных этнических и языковых групп свойственно не только Украине. Часто в последнее время нашу державу сравнивают с молодыми государствами Африки. И нужно признать, что именно там проблема конфликтов между разными народами, племенными группами, оказавшимися в одном государстве волею произвольно нарезавших границы колонизаторов, стоит наиболее остро.

Сегодня новости из Африки редко появляются в украинских СМИ, но в советское время пресса довольно часто информировала читателей о том, что в Анголе или ЮАР прогрессивные, выступающие за социалистический путь развития партии МПЛА и АНК (Африканский Национальный Конгресс) борются с трайбалисткими группировками УНИТА и ИНКАТА, являющимися “орудием в руках империалистов”.

Трайбализм (от англ. tribe — племя) — культурно-бытовая, культовая и общественно-политическая племенная обособленность, одно из проявлений межплеменной вражды.

В науке конституционного права термин применяется для обозначения племенной разобщенности в странах тропической Африки, Океании и других регионов мира.

Практика трибализма заключается в предоставлении привилегий выходцам из одной этнической группы (при подборе и расстановке кадров в государственном аппарате) и, соответственно, дискриминации остальных. Трайбализм фактически сводит на нет принцип равноправия граждан и провоцирует гражданские войны. http:
//ru.wikipedia.org/

В реальности же и МПЛА, И АНК во главе с легендарным Нельсоном Манделой являлись такими же трайбалистскими группировками, как и их оппоненты, выражавшими интересы верхушки определенных народностей. В частности, АНК поддерживается народностью косо, а ИНКАТА — народностью зулу (зулусы). Ну а идеологическая “обертка” их программ служит, как правило, главным образом для привлечения поддержки из-за рубежа.

Соответственно, любая попытка внедрения в африканских странах традиционной демократии, основанной на всеобщих и равных выборах, сводилась к тому, что на них определялись не наиболее приемлемые для населения пути развития страны, а выявлялось арифметическое большинство господствующей народности. Естественно, в большинстве случаев такая демократия заканчивалась гражданской войной.

Но, будем надеяться, Украина все-таки не Африка, и нам удастся преодолеть раскол цивилизованным путем, как это сделано в Бельгии, Канаде, Швейцарии. Для этого остро необходимы также и институционные реформы, прежде всего федерализация, поскольку, как показывает опыт тех же Бельгии, Канады и Швейцарии, только федерация является единственной возможной формой существования государств с различными в национальном, языковом и ментальном плане регионами. В ходе нынешней кампании вопрос федерализации оказался на периферии, но сам исход выборов наглядно показал его актуальность.

Хочется верить, что прошедшее голосование стало последним туром навязанного Украине извне противостояния пятилетней давности, что на первый план выйдут политики, чьи имена не будут связываться с майданом и “антимайданом” 2004 года. Хочется верить, что окончательные уроки майдана будут извлечены и украинцы на следующих выборах будут отдавать голоса все-таки не по эмоциональному принципу “свой (или выдающий себя за своего) — чужой”, а руководствствуясь разумом и четко осознаваемыми социальными интересами.

Тем более что у принципа “свой — чужой” есть и второе дно — искусственно разделять людей, чтобы благодаря этому делить между собой национальное достояние. В Африке такую политику практиковали западные колонизаторы и неоколонизаторы. В Украине — отечественная олигархическая “элита”, к концу второго десятилетия независимости страны практически переродившаяся во внутренних колонизаторов.

Но когда в недалеком будущем эта прихватизация, раздел и передел завершатся, ситуация станет наконец прозрачной — имущие по одно сторону и отдаленные от национальных богатств — по другую. Вот тогда обманывать избирателей станет гораздо труднее.