Двойная позиция ветеранов

http://rg.kiev.ua/page5/article17383/

Они просят помощи у коммунистов, а голоса на выборах отдают за олигархов. Потом раскаиваются. Обещают быть мудрее. Но...

«Не откажите в любезности»

ТАКИМИ словами начинаются многочисленные обращения граждан преклонного возраста к членам парламентской фракции коммунистов и, в частности, к их лидеру Петру Симоненко. Одни просят оградить их от рейдерского захвата земли, другие — посодействовать в улучшении работы транспорта. Третьи хотят сохранить свое право распоряжаться имуществом, выделенным еще в советское время. Не счесть того, чем озабочены сегодня пожилые люди.

Жалуясь коммунистам на свою горькую судьбу, они понимают, что только здесь их услышат, по возможности решат проблему. Таким настроением проникнуто и письмо председателя Луганского городского совета ветеранов Владимира Мефодиевича Черненко. Он считает КПУ последней инстанцией, способной “защитить сегодня наши конституционные права и отстоять наше человеческое достоинство”.

Два десятилетия назад за луганскими ветеранами Великой Отечественной войны на законном основании в бессрочное пользование было закреплено помещение общей площадью 580 квадратных метров, в котором расположился клуб “Ветеран”. Здесь велась активная работа по воспитанию молодого поколения: старшие рассказывали о войне, о патриотизме, занимались волонтерством, принимали участие в общественной жизни города.

“Все это делаем и сегодня, — пишет Черненко. — Кроме того, сами организовываем свой досуг, вспоминаем фронтовую жизнь. Мы хотим прожить свои последние годы вместе со своим клубом. Но в 2000 году “Ветеран” был приватизирован нынешним народным депутатом от регионалов Владимиром Ландиком. От всего помещения он оставил нам под клуб 80 квадратных метров, а 500 квадратных метров занял под свое коммерческое заведение с издевательским названием “Обжора”. Обещал “народный избранник” много, но... На наших 80 метрах он устраивает свадьбы, гулянья, похороны. Случается, что мы приходим провести в клубе отведенные нам по графику два часа, а там снова веселятся или кого-то поминают. Территориальные ущемления усилились, на половину этой площади Ландик подселил теннисный клуб. Недавно замахнулся и на оставшиеся 40 метров — нам предложено покинуть занимаемое помещение. Уже отключили электроэнергию, угрожают перекрыть воду. Городская власть от наших проблем отмахнулась. Не повлиял на своего однопартийца и народный депутат Александр Ефремов”.

А поскольку Блок левых и левоцентристских сил своими возможностями организационно и политически поддержал кандидата от Партии регионов на пост Президента Украины, то Владимир Мефодиевич выражает уверенность в том, что к мнению коммунистов прислушаются и регионалы. И это поможет спасти клуб “Ветеран”...

Внуку мудрости не занимать

ВО ВРЕМЯ первого тура президентских выборов я встретился на избирательном участке с ветераном Василием Федоровичем Бирюковым и его внуком Вадимом. Не обращая внимания на присутствующих, они громко дискутировали.

— Ну, прошу тебя, деда, — умолял внук, — сделай, как я. Ты же умница. Твой голос важен.

— Прекрати, Вадик, на нас смотрят.

— Я тебе верю, — уже тихо сказал Вадик. Держа под руку деда, он осторожно провел его в кабинку, сам зашел в соседнюю. Спустя пару минут вместе они направились к урне...

На расстоянии я не слышал их дальнейшего диалога. Но журналистское любопытство взяло верх, и я подождал, пока они осторожно спустились по скользкой от снега лестнице в школьный двор. Представившись, поинтересовался, что они так бурно обсуждали.

— От “Рабочей газеты” секрета нет, — улыбнулся юноша. — Я просил дедушку поставить “плюс” в квадратике напротив кандидата от блока левых.

— Ну и как?

— Да вроде поставил, — и, обращаясь к деду, спросил: — Или передумал?

— Тебе не откажешь, — ответил пожилой человек. — Ты кого угодно уговоришь. Внуку мудрости не занимать, — улыбнулся Василий Федорович, обращаясь ко мне...

На прощание мы обменялись телефонами.

...Перечитывая в редакции письмо из Луганска, вспомнил о своих новых знакомых. Я решил встретиться с Вадимом и показать ему это письмо.

Взял деда «на буксир»
– ПОХОЖАЯ история произошла и в Киеве, — сказал Вадим Бирюков. — У столичной организации ветеранов войны тоже хотели отобрать помещение. Но парламентская фракция коммунистов защитила. И что же? Где были эти ветераны во время выборов, за кого голосовали? Меня поражает их непоследовательность: просят помощи у одних, а голосуют за других. Какие-то они бесхребетные. Двойную позицию занимают. Подозреваю, что и среди луганских ветеранов найдется немало “двуликих янусов”. Наверняка Черненко их знает, но молчит об этом. Зачем далеко ходить? Мой дедушка всю войну прошел, смерти в глаза смотрел. Был хорошим конструктором на станкозаводе, где сейчас работаем и мы с отцом. И вдруг узнаю, что его и таких стариков, как он, уговорили поставить “плюс” за олигарха. Взамен обещали какие-то льготы. Я возмутился: меня учил верить ленинским идеям, а сам — в кусты? Нет, дедуля, так не будет...

Когда зашла речь о слухах, что Компартию поддерживают только пенсионеры, Бирюков-младший покачал головой.

— Все это сказки. Их сочинители специально подбрасывают мыслишки о том, что у Компартии нет перспективы. Во-первых, перспектива у КПУ есть благодаря поддержке молодых, которые все больше тянутся к левой идее. Сама нынешняя жизнь подсказывает такой шаг. Я беспартийный, а голосую за коммунистов, потому что вижу разницу между ними и так называемыми либералами — мастерами пудрить мозги. А во-вторых, пенсионеры тоже разные. Подкупить можно не всех...

Мой собеседник достаточно резко отзывается о старшем поколении. Но я с ним согласен: нельзя говорить одно, а делать другое. Луганским ветеранам, конечно же, надо помочь. Но пусть и они проявят себя на выборах в местные органы. Ведь от их голоса зависит будущее всей страны.

Вадиму надоела политическая неразбериха в Украине. А еще ему приятно, что его голос в числе тех восьми процентов столичной молодежи, которая поддержала кандидата от Блока левых. А чтобы люди преклонного возраста не прогибались перед олигархами, над ними, считает он, должны шефствовать молодые.

— Хотя бы так, как я, — заключил Бирюков. — Когда-то дед меня учил, теперь я взял его “на буксир”...
Михаил БАЛТЯНСКИЙ.