Страна стариков

http://www.komunist.com.ua/article/17/11094.htm

      Старость наступает тогда, когда человеку ничего не нужно. К категории «ничего не нужно» отнюдь не относятся тёплые тапочки и пластиковые стеклопакеты, китайский автомобиль в кредит и вставные зубы, сто каналов кабельного телевидения и турецкая кожаная куртка, шампунь против перхоти, микроволновка с грилем, мобильник со стразами…
Человек становится стариком, когда перестает желать перемен. Когда в нём погибают риск, отвага. Поэтому Украину можно смело назвать страной сплошных стариков. Старение нации вызвано отнюдь не демографическими процессами, а социальными. Согласно им, украинцы уже рождаются стариками.
Среднестатистический молодой украинец внешне практически ничем ни отличается от своих зарубежных сверстников: рваные джинсы, фенечки, тату, прическа и т.д. Внутри же наблюдается огромная разница: английский или немецкий подросток перемен желает, наш — нет. Даже если ему их преподносят «на блюде». Более того — он им противится и боится, а чаще просто не желает даже думать о них. В молодом украинце отсутствует бунтарский дух. Это факт!
Возможно, бунтарский дух из нашей молодежи вытравлен доступным дешевым пивом и компьютерными играми? Уткнувшись в экран монитора с бутылкой «Сармата» в руке, подросток представляет себя хозяином мира. Он покупает и продает акции предприятий, нанимает и увольняет рабочих, усовершенствует технологии и прогибает под себя мир… А утром идет на сырой склад оптовой базы и разгружает-загружает приходящий транспорт коробками с чужим товаром. В перекурах с коллегами обсуждаются жизненно важные вопросы: сколько миллиардов Ахметов потерял в этот кризис? Что круче — «BMW» или «Mercedes»? Как скоро откроют очередной ночной клуб? Лох Дима Билан или нет? (Это — один из вариантов.)
Герой Октябрьской революции Николай Щорс погиб в возрасте двадцати четырех лет. Его именем названы улицы, кварталы, учебные заведения, предприятия и один город. За свою короткую жизнь Щорс успел побывать комендантом Киева и командующим 1-й Украинской советской дивизией. Хочется подчеркнуть, что Николай Щорс был выходцем из семьи зажиточного крестьянина-землевладельца.
Второй вариант испарения бунтарского духа — отсутствие вечного конфликта. Конфликта отцов и детей, ярко описанного Тургеневым ещё в середине XIX века. Конфликт поколений у нас выражается лишь в одном: дети обижаются на родителей за то, что те не предоставляют им достаточное количество материальных благ.
Бедные родители вместе со своими детьми пытаются выжить. Папы и мамы передают отпрыскам профессиональные навыки, которыми сами кормились всю свою жизнь. Создаются семейные бригады плиточников, штукатуров, швей, автослесарей, домработниц, сантехников. Так называемый средний класс, к которому у нас ошибочно причисляют частных предпринимателей, своих детей обучает премудростям торговли. Они тоже хотят выжить, но при этом более или менее красиво. Вместе они стоят в «семейных» модулях на рынках, вместе ездят за товаром в Одессу на знаменитый «Седьмой километр». Чиновники для своих чад тоже уготовили достойную судьбу — чиновничью. Врачи — врачебную. Ниши заняты — роли расписаны. Главное, что всех всё устраивает. Сын прокурора уверен, что будет прокурором. Сын рабочего убежден — будет рабочим… Если случайно не повезет.
Родители, исходя из собственного опыта, внушили детям: не рыпайся, будет хуже! Самое страшное, что это недалеко от истины, но здоровый дух авантюризма убить не так-то просто. Что же его убило у нас? Убило напрочь! Неужели только любящие родители?
Вариант третий — бунтарский дух задушен средствами массовой информации. Он уничтожен режиссерами, клепающими телесериалы о слезах богатых. Расчленен писателями, описывающими жизненные «трагедии» абрамовичей и жителей Рублёвки. Вытравлен религиозными деятелями, которые нагло вмешиваются во все общественные процессы. В обществе отсутствует потребность в протестном искусстве. В музыке, кино и литературе исчез Базаров, его место занял Саша Белый из «Бригады».
Самое странное заключается в том, что потребность в протесте отсутствует вопреки объективным причинам. В благополучной Франции, например, студенты готовы жечь автомобили и громить банки, протестуя против принятия нового закона «О первом трудовом контракте», который позволяет увольнять молодых специалистов без объяснения причин и выходного пособия. У нас государство вообще не отвечает за трудоустройство вчерашних студентов. Наших студентов как массу можно увидеть лишь на митинге какой-нибудь политической силы. Они лениво жуют сушеные кальмары, запивая их пивком, и якобы внимают гласу с трибуны. На такие митинги их, как стадо, сгоняют ректоры и деканы — «регионалы» или «бютовцы». К примеру, в Луганске ректор Национального университета имени Шевченко — ярый сторонник Юлии Тимошенко. Член её партии, депутат от БЮТ в парламенте. На тошнотворные концерты «С Украиной в сердце» в поддержку президентской кампании своей шефини ректор сгонял студентов по спискам. Того, кто пришёл, освобождали от восьми часов обязательных отработок, а тех, кто не явился на «важное культурное» мероприятие, брали на заметку. Другой луганский вуз — Институт культуры и искусств. Ректор — «регионал». На митинги в поддержку Януковича студентов отправляли стройными рядами прямо с лекций. И — не бесплатно: каждый поход на акцию — 35—40 гривен, извините, на рыло. Иначе не скажешь, потому что уважающий себя молодой человек послал куда бы подальше своих «наставников», не заботясь о последствиях.
Эрнесто Че Гевара — выходец из далеко не бедной семьи. В двадцать восемь лет Че стал одним из лидеров Кубинской революции и навсегда вошёл в историю человечества. Его образ стал символом революции, её иконой.
Вариант четвертый, вытекающий из трех первых и, пожалуй, самый верный — люмпенизация.
Люмпенизация украинского общества произошла повсеместно. Что удивительно и нехарактерно — снизу доверху, а также от мала до велика. Карл Маркс употреблял термин «люмпен» для обозначения низших слоев пролетариата, поскольку люмпенами всегда считались лица, не имеющее никакой собственности, живущее случайными заработками. По-немецки Lumpen означает «лохмотья». Современный украинский люмпен — это особый вид, не бомж и не нищий. Укролюмпен — это в одном лице наемный рабочий и его работодатель, столяр и служащий банка, владелец супермаркета и сторож автостоянки, учитель и каменщик, уборщица и доктор наук, музыкант и военный, судья и заключенный, студент и его куратор. Укролюмпен принадлежит, тем или иным образом, к определенным социальным слоям, но не представляет их интересы. Поэтому можно сказать, что понятия «укролюмпен» и «народ Украины» тождественны. Наиболее точным и близким определением «укролюмпена» является поздняя советская трактовка слова «люмпен». Вот она: «Люмпен — деклассированные элементы, люди без социальных корней, нравственного кодекса, готовые не рассуждая повиноваться сильному, то есть обладающему в данный момент реальной властью».
Идеалом современного молодого люмпен-старика, конечно же, не могут стать ни Щорс, ни Че. Скорее всего, им будет Арсений Яценюк — ранний и успешный миллиардер и политик. В восемнадцать лет он сотоварищи (сыновьями губернатора и нардепа) заработал свой первый миллион на приватизации объектов государственной собственности, и понеслось…
Эх, старость не радость.

Автор: Артем Сергеев