Городня и городнянцы. Новый форум Городни

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Политические проститутки

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

С чего начинался Рух

http://www.2000.net.ua/a/64043

№36 (475) 4 - 10 сентября 2009 г.   

Сначала президент, а потом и Верховная Рада повелели всем нам торжественно отпраздновать 20-летие Народного Руха Украины. Дошло до того, что уже рядят, какую площадь в Киеве назвать в честь данной организации. Как в старые добрые времена — когда улицы назывались в честь Компартии. Если будут последовательными — то вскоре у нас начнут появляться улицы имени 1-го партсъезда Руха, 2-го и т. д. Интересно, будут ли у нас отмечать на географическом уровне юбилеи всех действующих политических партий или только тех, которые на данном конкретном этапе входят в правящие коалиции?
Украину заполонили биллборды с ликом нынешнего лидера НРУ Бориса Тарасюка, который, оказывается, наравне с Рухом «20 лет держит слово». Честно говоря, не знаю, какое отношение Тарасюк имел к Руху 20 лет назад, в бытность свою сотрудником аппарата ЦК КПУ, но вот ко мне юбилей данной организации имеет самое непосредственное отношение. Во-первых, начало моей журналистской и политологической деятельности было положено аккурат 20 лет назад статьей «С чего начинается Рух?» А во-вторых, можно даже сказать, что я (будете смеяться)... стоял у истоков Руха. Во всяком случае имею к его началу большее отношение, чем Тарасюк. Как это случилось, расскажу ниже. Можно сказать, дословно выполню указ президента о «правдивом освещении истории и деятельности» НРУ.

Как «русификаторы» в Рух проникли

Рух я не создавал и не вступал туда, хотя одна донецкая газета и заявила 20 лет назад, что якобы я сразу после учредительного съезда НРУ публично заявил о выходе из этой организации. Все было наоборот: мы, небольшая группа молодых людей (а вашему покорному слуге тогда только исполнился 21 год), изначально увидели в нарождающемся движении угрозу насаждения в стране националистической идеологии и активно стали этому противодействовать, создавать Интердвижение и депутатскую группу «Союз» (свидетели тех лет могут вспомнить ее под названием «группа черных полковников»).
Сейчас весь интернет и газеты забиты воспоминаниями о том, как чуть ли не в подполье создавались местные ячейки Руха. Внесу свою лепту в эти рассказы и я. Весной— летом 1989 г. фактически под эгидой компартийных структур, при активном участии тогдашнего главного идеолога КПУ Леонида Кравчука в различных регионах Украины начали созываться организационные собрания Руха — само собой, в поддержку перестройки. Кучка местных неформальных активистов Донбасса также решила создать свой оргкомитет. Поскольку я старался тогда не пропускать ни одного собрания будущих националистов, посетил и все заседания данного оргкомитета. Особенно было весело узнать, что в его члены записали всех пришедших — то есть и меня. И хоть мне это было смешно даже тогда, не говоря уж о сегодняшнем дне, теперь могу утверждать, что мое имя вписано в историю «юбилейной» организации. Прошу только читателей «2000» Виктору Андреевичу об этом не сообщать — чтобы потом не пришлось отбиваться от орденов или медалей.
Аккурат в конце августа, накануне Всеукраинского съезда НРУ, в Донецке состоялась учредительная конференция областного Руха. Собравшимся было объявлено, что участники конференции автоматически становятся членами данной организации.
Вот этого я уже стерпеть не мог. На последовавшем за конференцией митинге мне пришлось отдельно объяснить, почему не могу считать себя членом организации, за которой вижу нарождающийся в Украине национализм (собственно, это заявление донецкая газета и приняла за заявление о выходе).
Сами тогдашние руховцы, конечно же, отметали любые обвинения в национализме. Но особенно больно ими было воспринято иное. На страницах газеты я поведал трогательную историю об одном из лидеров местного Руха — типичном начинающем националисте той эпохи. До недавнего времени правоверный коммунист, во время перестройки он перестроился настолько, что отпустил усы (а точнее — натуральные «вуса» а-ля Тарас Бульба), и одним из первых в Донецке перешел на украинский язык. Его пламенная речь на упомянутой конференции перемежалась ахами и вздохами по поводу «угнетенной украинской культуры» и «тотальной русификации» — то есть стандартными штампами уже той эпохи, не говоря о нынешней.
Мне все это было особенно весело слушать, потому что я, как никто другой, знал данного господина — учился с его сыном в одном классе и даже долго сидел за соседней с ним партой. Можете себе представить гнев руховцев, когда в своей статье тогда, 20 лет назад, я поведал о том, что новоиспеченный борец против «русификаторов» с самого начала школы освободил своего сына от изучения украинского языка (моим русским родителям такая идея, к примеру, и в голову не пришла). Это известие стало для начинающих националистов громом среди ясного неба. А ведь я тогда не рассказал еще об одном эпизоде, случившемся лет за пять до описанных событий. В школьном коридоре этот господин громко требовал от директора освободить его сына и от украинской литературы, что «советскими русификаторами», как все помнят, не было предусмотрено. Вы бы слышали, как будущий основатель Руха кричал на бедного директора школы, и чем он обосновывал нежелание, чтобы сын учил данный «бесполезный» предмет! Не буду повторять его тезисов, а то меня обвинят в «оскорблении великой украинской культуры» и «разжигании межнациональной розни». Но отмечу: свидетелем данных разборок стало чуть ли не полшколы, сбежавшейся на шум.
Вот так создавался Рух. Такими были его создатели — что на местах, что в Киеве.

0

2

Как «партократы» боролись с «партократией»

Сейчас Тарасюк и иные руховцы — как нынешние, так и прошлые — рассказывают, что Рух создавался для борьбы против коммунизма и уж точно за развал СССР. Один из «фундаторов» НРУ Лесь Танюк недавно в «УМ» поведал о учредительном съезде организации: «Это был мощный съезд. Объявлялось сопротивление Советскому Союзу. До сих пор этот вопрос не ставился так решительно — речь шла только о демократизации». Этим заявлениям вторят многие другие «воспоминания» участников того съезда: якобы Рух изначально декларировал необходимость скорейшего выхода Украины из СССР и, конечно же, изначально боролся против КПСС.
На самом деле все было не так. Достаточно вспомнить, что Рух даже в свое название включил слова «за перестройку». И тогда с трибуны съезда многие выступавшие заявляли о частых встречах организаторов НРУ с Кравчуком (сейчас то же самое повторяет Танюк). Мало того, Кравчук был довольно активным участником съезда, длившегося два дня (8—9 сентября 1989 г.), и даже выступил там с напутственным словом. А речь его не раз прерывалась аплодисментами. И, кстати, особые аплодисменты будущих «борцов с партократией» Леонид Макарович сорвал после таких слов: «Ленин, которому я поклоняюсь и буду поклоняться, как поклоняюсь Шевченко, Франко, Лесе Украинке...»
Кравчук провозгласил под одобрение зала: «Партийные организации республики хотели бы видеть в Рухе своего естественного и активного союзника в деле обновления общества. В свою очередь мы готовы содействовать всем выдержанным, конструктивным инициативам и практическим действиям новой общественно-политической организации... Давайте взаимно руководствоваться намерением сообща создать инструмент общественной консолидации на социалистической советской платформе».
Прямо с трибуны съезда Кравчук стал раздавать указания членам КПУ, вошедшим в Рух (а согласно докладу мандатной комиссии почти каждый четвертый делегат съезда был коммунистом или комсомольцем): «Вы должны не терять в нем (в Рухе. — Авт.) партийных позиций, партийных обязанностей, партийной ответственности за свою деятельность».
А теперь «ветераны-руховцы» рассказывают, как они боролись с коммунизмом? Приведу цитату из доклада мандатной комиссии: «Настоящих коммунистов в Рухе много. Проект Программы поддержали даже целые партийные ячейки... На съезде присутствует многочисленная группа ответственных партийно-советских работников, в частности заведующий идеологическим отделом ЦК Компартии Украины Леонид Макарович Кравчук, который, как известно, никогда нас не забывает, о чем свидетельствуют и его выступления на наших собраниях, и живое освещение в руководимых им средствах массовой информации деятельности Руха».
То есть по сути Кравчук и его аппарат были фактическими соучредителями Народного Руха! Возможно, тогдашний аппаратчик ЦК КПУ Борис Тарасюк это и имеет в виду теперь, взирая на нас с биллбордов?
Чтобы ни у кого не было сомнений в отношении тогдашнего партийного руководства к создававшемуся Руху, можно напомнить, что буквально через несколько дней после съезда НРУ Кравчук резко пошел на повышение, став секретарем ЦК КПУ. Видимо, таким образом были оценены его заслуги в создании Руха.
А уж как клялись с трибуны съезда отцы-основатели НРУ в приверженности делу Ленина! Причем многие из тех, кто сейчас так же яростно рвет на себе рубашку, кляня коммунизм, и аплодирует актам вандализма против памятников Ильичу. Например, нынешний бютовец Владимир Яворивский в выступлении тогда подчеркивал: «В двадцатом столетии мы пошли за коммунистами, потому что поверили в идею социализма... Мы и сегодня верим — он возможен, социализм с человеческим лицом. Верим и готовы еще потерпеть... Именно поэтому коммунисты, ...не загнанные в психушки украинские писатели основали Народный Рух Украины за перестройку». Что-то сейчас я нигде не видел в «мемуарах» об учредительном съезде слов о том, что «коммунисты основали Народный Рух».
Небезызвестный Иван Салий, на тот момент 1-й секретарь Подольского райкома КПУ, а позже киевский градоначальник, торжественно заявил: «Я коммунист с четвертьвековым стажем. И не собираюсь открещиваться от партии... Партия берет на себя ответственность за прошлое и за будущее. Своей позицией, работой она возобновит и доверие, и поддержку... Размежевание здоровых сил Руха и здоровых сил партии — это бессмыслица. Нас ждет кропотливая совместная работа».
Полковник Вилен Мартиросян, который тогда тоже был на слуху, постоянно цитировал Устав КПСС и признал, что «вдохновителем и организатором всех наших побед всегда была Коммунистическая партия». А в конце добавил: «Я обращаюсь ко всем коммунистам. Я коммунист и хочу свое выступление строить как коммунист. Вот мы привыкли критиковать Рух, и не раз мне говорили, что там только экстремисты собираются; там люди, которые призывают, соответственно, к ликвидации Советской власти. Но я, находясь с вами тут, ни одного экстремиста не видел!»
Так на начальном этапе Рух боролся с «партократией».

0

3

Как руховцы боролись с «империей»

А насчет того, как Рух вот уже 20 лет «держит свое слово» и последовательно борется с «империей», лучше вспомнить тогдашние заклинания руховцев о том, что они всецело против распада СССР, даже совсем наоборот — за его упрочение и укрепление.
Вот, к примеру, цитата из выступления академика Игоря Юхновского, который у нас в последнее время отвечает за «историческую память»: «Перед нами, в работе этой большой конференции, должна появиться одна главная цель, и все помыслы должны быть направлены на ее достижение, — это создание суверенной Украинской Республики в составе Советской Федерации». А теперь он называет СССР не иначе как «коммунистической империей».
Вот что говорил Дмитро Павлычко: «Мы не призываем к выходу из Советского Союза, а к преобразованию СССР в созвездие свободных держав, объединенных настоящей волей наций... Прекрасно осознаем — украинский национализм как крайняя реакция на шовинистические притеснения и обиды не способен нам ничего предложить, кроме слепой ненависти и злобы».
Писатель-диссидент Иван Дзюба к негативным факторам при формировании Руха отнес следующий: «Безответственные действия тех немногочисленных, но очень разительных для глаза элементов, которые выдвигают авантюрные, лишенные реального смысла, а то и провокационные лозунги типа «Долой оккупантов!», оживляют забытую лексику вроде «москалей» и подобного, кричат о выходе из Союза ССР как будто бы известной им воле украинского народа. Мне трудно тут разграничить, где тут детская забава, где политическая глупость, а где мудро руководимая провокация».
Он же провозгласил: «Каждый житель, независимо от национальности, будет чувствовать себя гражданином этой Республики. Этот патриотизм, более широкий чем национальный, будет с ним гармонировать, как и с патриотизмом общесоветским, который тоже наполнится новым содержанием... Исходя из этой перспективы, которая, на мой взгляд, не имеет альтернативы (а если и имеет, то губительную для нас), Рух... должен твердо заявить, что будущую Украину мы видим как суверенную — политически, экономически и культурно суверенную — державу, которая будет входить на основе нового Союзного Договора в реформированный Союз Советских Социалистических Республик». И торжественно пообещал представителям других национальностей, а особенно русским в будущей Украине полное равноправие, свои школы, прессу, театры на родном языке.
Интересно, как теперь спросить за все эти обещания с тех, кто вот уже «20 лет держит слово»?
Собравшихся на учредительном съезде Руха Дзюба причислил к истинным интернационалистам, пояснив: «Интернационалист — это тот, кто уважает все народы, их языки и культуры, не чинит им препятствий и для себя не хочет большего, чем для других. А националист — это тот, кто несет в себе враждебность к другим, кто хочет, чтоб все были такими, как он... Лучше всего было бы, если бы наш Рух сам боролся с проявлениями национализма в его среде». Доборолся, «до самого краю»...
Салий объявил себя «интернационалистом на национальной основе» (хорошо хоть не «националистом на интернациональной почве») и гордо провозгласил: «Мы и не Маврикий, и не Албания. Так получилось — мы Союз, супердержава, и в этом правда и результат исторического развития. Я верю, что обновленный Союз станет образцом и надеждой... У нас будет разумное единство цивилизованных народов и республик».
И кто-то теперь будет рассказывать, что Рух изначально ставил целью «сопротивление Советскому Союзу»? Или он так искусно конспирировался перед «партократами»?
Даже в принятой на съезде Программе НРУ отмечалось, что она базировалась на решениях XXVII съезда КПСС, 19-й партконференции и даже... на принципах интернационализма. Там практически прославлялась ленинская национальная политика, а во всех бедах СССР виновником объявлялся исключительно Сталин. Главной целью Руха провозглашалось заключение «обновленного Союзного договора» и укрепление СССР на этой базе, а вовсе не его развал. А «борьба с партократией», о которой сейчас твердят «фундаторы», сводилась к тезису о том, что Рух «сотрудничает с государственными учреждениями, советскими и партийными органами».

0

4

Как нынешние националисты боролись с национализмом

Тщательно подчеркивалось, что Рух — категорический противник национализма. Вот цитата из программы: «Рух считает несовместимой со своими принципами пропаганду расовой и национальной исключительности, шовинистических и националистических взглядов... Представители всех национальных групп должны иметь реальную возможность создания культурных автономий. Их право — открывать школы с родным языком обучения, создавать общества и землячества, иметь театр, прессу, пропагандировать духовные ценности своего народа». Давайте теперь все вместе потребуем у Тарасюка, «20 лет держащего слово», отчета о том, что сделано Рухом для открытия венгерских школ, тем паче — русской культурной автономии.
Было принято и специальное обращение «К народу УССР», в котором специально подчеркивалось: «Рух присоединяется к конструктивной программе Съезда народных депутатов Союза ССР, в которой предусматривается... придать социализму привлекательный вид... Рух в равной мере бескомпромиссно выступает как против великодержавного шовинизма, национального нигилизма, так и против национализма».
В другом обращении — «К рабочим и крестьянам Украины» (тогда их мнение еще учитывалось особо, как вы видите) было сказано: «О нас распространяют слухи, что мы будто бы националисты... Это — неправда!»
Еще одно обращение называлось «Ко всем неукраинцам на Украине» (обратите внимание, никакого «в Украине» даже в украинском языке Рух тогда не использовал): «Одна из инсинуаций — будто бы Рух базируется исключительно на национальной, исключительно украинской основе, преследует националистические цели... Слишком дорого доставалось и достается украинцам отстаивание собственного достоинства и чести, чтобы не казались смехотворными выдумки, будто бы они стремятся всех «украинизировать». Каждому народу — свой язык, каждому народу — своя школа — такая позиция Народного Руха Украины за перестройку».

Так 20 лет последовательно и отказываются от украинизации.

В обращении к русскому населению Украины руховцы успокаивали по поводу планов о принятии закона «О языках» и провозглашении украинского языка единственным государственным в УССР (данное событие произошло буквально сразу после съезда. — Авт.). НРУ пообещал русским, что данный статус совершенно не затронет русский язык и не отменит обязательную необходимость его изучения в школах.
И отдельное обращение было принято к евреям Украины: «Сейчас евреи на Украине, как и в других республиках СССР, лишены своего национального начального, среднего и высшего образования, своего языка... На Украине должны действовать еврейские культурные и образовательные центры, детские учреждения, научно-исследовательский институт еврейской истории и культуры, государственные театры, ансамбли, издательства, синагоги».
Где этот государственный институт?
Вот такую нам обещали Украину всего за два года до провозглашения ее независимости. И кто-то теперь будет говорить, что на референдуме 1991 г. жители Украины голосовали за то, что мы получили сегодня?

Как отказ от насилия сменился «звериными» призывами

Разбирая законопроект «О языках», философ Мирослав Попович провозгласил: «Он не может сделать больше, чем создание властных, государственных рамок употребления языка. А это не гарантирует того, что республика не будет похожа на некоторые украинские школы, где в перерывах и ученики, и учителя говорят между собой по-русски. Где же выход? Моральное давление? Нетрудно скатиться на путь насильственного «внедрения», давления, запретов, оскорблений «перевертышей» и, в конце концов, до лозунга «Украина для украинцев!» Он заявил о «неморальности и политическом бессилии» этой идеи.
Кстати, данный тезис повторялся многими руховцами и позднее. Через год, на 2-м съезде Руха, Павлычко провозгласит: «Заявляем: никогда сознательный украинец, а тем более руховец, не опустится до национал-социалистического лозунга «Украина для украинцев».
Попович на учредительном съезде обещал, что будущая Украина должна стать родным домом для каждого человека, проживающего тут, вне зависимости от национальности: «А этого нельзя достигнуть никаким насилием, никакими властными мерами. Чтобы Крещатик заговорил на украинском языке, нужна огромная продуманная культурная работа».
Спустя 20 лет слова о русскоязычном Крещатике чуть ли не дословно повторяет еще один «сознательный» украинец — один из лидеров зарубежной «дияспоры» Аскольд Лозинский. Недавно на «УП» он посетовал по поводу увиденного в Украине: «Везде, куда ни обернусь, нахожусь в русскоязычном окружении... В Киеве на улице за пять дней услышал только раз украинский, хоть, может, и невежливо, следил и подслушивал».
Правда, нынешние строители будущей Украины, в отличие от тех, образца 20-летней давности, уже не стесняются в открытую призывать к насилию над гражданами этой страны. Лозинский процитировал слова, якобы сказанные Ющенко: «Я не могу насильственно внедрять украинский язык». И тут же опровергает Виктора Андреевича: «А я подумал, что президент не только может, но обязан морально и конституционно».
А далее этот господин, получивший не так давно орден из рук Ющенко, объясняет, как нужно украинизировать страну: «Человек в основе — зверь, который в первую очередь пытается удовлетворить свои биологические потребности, то есть желание поесть и обеспечить себя от природы». Сыграть на этих «звериных» потребностях Лозинский и предлагает, наказывая русскоязычных (которых он сравнивает с «алкоголиками») рублем, точнее — гривней. То есть нынче все маски сброшены, уже вовсе не обязательно прикрывать себя «демократическими» лозунгами или фразами, можно называть вещи своими именами и прибегать к открытому насилию над личностью.

0

5

Как Рух начал лишать нас свободы выбора

Все это также было заложено ровно 20 лет назад. Ведь согласитесь, у человека непосвященного, прочитавшего все вышеприведенные цитаты, может возникнуть законный вопрос: если Рух выступал за сохранение СССР, за демократию, против национализма, то почему автор этих строк уже тогда выступил против Руха, а не последовал призывам тогдашней Компартии Кравчука тесно сотрудничать и поддерживать нарождавшуюся организацию? И кстати, некоторые партийные чиновники поначалу тоже задавали мне этот вопрос, недоумевая по поводу столь критичной позиции относительно «силы, которая решила подставить плечо перестройке и КПСС».
Да дело в том, что за всеми прилизанными лозунгами и заверениями в интернационализме можно было увидеть и явные симптомы примитивного, пещерного национализма, от которого собравшиеся столь яростно открещивались. Того самого украинского национализма, чьи идеи были законсервированы на уровне 30—40-х годов (и, кстати, не получили своего развития и в наши дни, когда он уже фактически стал государственной идеологией).
Именно 20 лет назад мне впервые довелось услышать тезис о трипольском происхождении украинцев. Павло Мовчан заявил: «Наш народ приручил злак еще во времена трипольской культуры».
Именно тогда впервые было объявлено о том, что некое «право нации», «право народа» превыше элементарных прав и свобод человека, а в программных документах Руха был закреплен термин «коренная нация» (как будто в этих степях, через которые прошла вся Евразия, вообще кто-то может претендовать на такое звание). В Программе НРУ было записано: «Права и свободы индивида не должны противоречить праву народа на самосохранение и возрождение». За каждым народом данный документ провозглашал «право на владение своей извечной территорией». «Реализация всей полноты национальных прав разных этнических групп, которые населяют Украину, неотделима от осознания ими того, что украинская нация имеет в республике статус исторического хозяина», — заявлялось Рухом под аплодисменты тогдашнего ЦК. Эдакий «хвылевизм» конца XX века.
И просто оскорбительным был подход «писателей с партбилетами» к русскоязычным украинцам. Помимо массы процитированных резолюций, съезд Руха принял и такую: «К украинцам, которые проживают на территории Украинской ССР и избрали своим родным языком язык русский». Элементарное право любого человека самому определить свой родной язык было названо в этой бумаге «национальным нигилизмом, манкуртством, бездуховностью, комплексом национальной второсортности». «Верим, что нынче, когда началось возрождение национального самосознания народов, вы поймете, что ваш выбор — малодушный и ошибочный», — говорилось в документе. Руховцы высокомерно указывали землякам: «Ваш родной язык — единственный — украинский, потому что он не избирается в угоду и на выгоду точно так же, как мать и Отчизна».
Кстати, именно этот подход был применен к пресловутому закону «О языках», которым мы руководствуемся уже 20 лет. Навязанный сверху, данный закон говорит о правах «этнических групп» и «национальных меньшинств», но полностью игнорирует наличие в Украине русскоязычных украинцев, русскоязычных евреев, русскоязычных татар и т. д., а соответственно — игнорирует и их языковые права.
«Если мать, исходя из условной выгоды для своего ребенка, отказывается от родного языка, языка своих предков, то это так же аномально, как отказ от собственного ребенка, — провозглашал с трибуны съезда профессор-физик Орест Влох. — Опомнитесь, не свободный выбор языка обучения, а гражданский долг обязан быть для вас законом морали».
Так нас начали лишать права на свободный выбор — свободный выбор родного языка, своих мыслей, своих идей, своего мировоззрения, своей Украины. Так начинался Рух, так закладывались основы той идеологии, которую нам навязывают сегодня ющенки, тарасюки, яворивские и иже с ними.

Как им удается «20 лет держать свое слово»

Именно поэтому по мере своих сил я и начал бороться против этих тревожных тенденций. Тогдашние представители партаппарата а-ля Кравчук (подозреваю, что и Тарасюк), наоборот, не видели в этом ничего страшного, считали подобные «безобидные» заявления всего лишь проявлением «демократии», некоторыми «перегибами», при этом поддерживая Рух как «проявление волеизъявления демократической общественности», решившей помочь перестройке. Сейчас нам пытаются навязать «воспоминания» о том, что Рух был широкой организацией, мощной силой, которая пользовалась поддержкой в обществе. На самом деле эта поддержка ограничивалась несколькими западными областями Украины и частично столицы.
На востоке, тем более в моем родном Донбассе, идеи Руха не нашли поддержки — ни тогда, ни сейчас. Я прекрасно помню малочисленный митинг в Донецке в поддержку Руха — наблюдал за происходящим из окна Донецкого обкома партии вместе с рядом высокопоставленных чиновников этой структуры. Донбасс в те годы сотрясали массовые забастовки шахтеров, и действительно многолюдных митингов мы насмотрелись тогда немало. Поэтому десяток людей с желто-голубым флагом на площади вызвали у партийцев только улыбку. Ваш покорный слуга тогда произнес примерно такую фразу: «Если вы ничего не будете делать в противовес этому, то скоро этот флаг будет развиваться над вашим зданием». Они смеялись... Знаете, какой год на дворе стоял? Весна 1991-го! То есть до водружения этого флага над зданием Донецкого и других обкомов, до запрета самой Компартии оставались считаные недели.
При этом, конечно, все малочисленные участники того митинга так и остались на площади, в само здание их не пустили и после 1991-го. А кто там сидел — так и остался, но уже под другими флагами, в другой стране. Что для них изменилось? Кроме самой идеологии, разумеется. Идеологии, в которую они не верили ни тогда, ни тем более сейчас.
Один из тех, кто был тогда в кабинете, сейчас является народным депутатом Украины от... «Нашей Украины». Причем с тем же пафосом, с которым до 1991 года прославлял Ленина и громил «буржуазный национализм», он сейчас служит верой и правдой идеологии национализма. Для него ничего с тех пор не изменилось. Кроме флагов. Все как и прежде. И так они 20 лет «держат свое слово».

Пожалуйста, читайте также «Плановый галоп с венками».

Владимир КОРНИЛОВ

0

6

Из отзывов на форуме:

Политические проститутки — самые живучие существа и выживают при любом режиме. Кто сейчас самый прожжённый националист? Или бывший советский партработник или бывшая комсомольская сволочь! Какие могут быть комментарии к цитатам этих бл...блудных сынов КПУ? Корнилов как всегда порадовал хорошей статьёй. Единственное: я не верю теперь, что Л.Кравчук делал это не сознательно. Мне кажется, что какой-то сговор между руководством КПУ и диаспорой, поддерживающей пещерных, был уже тогда.
И было это еще в ноябре 1988 г. Больше, чем за год до учредительного съезда Руха.
Стоило бы еще только упомянуть, что само решение о создании группы содействия перестройке (первоначальное название Руха) было принято на партийном собрании (Коммунистической партии Украины, естественно) Киевского отделения Союза писателей УССР, которое поручило вновь избранному парткому создать такую группу (Рух). Итак, основатель Руха — коммунистический партком киевских писателей! Кстати, подробно об этом пишет всем известный В.Литвин (тот, который спикер)!
Вся проблема страны состоит в том, что бывшие активные члены КПСС — парторги, работники обкомов, горкомов и ЦК — резко переметнулись в ряды националистов. А ведь именно это порода приспособленцев — Тарасюки, Ющенки, Кравчуки — морили своих односельчан голодом в 33-м, потом стучали на соседей в 37-м, потом были полицаями, потом стучали на диссидентов, потом угробили СССР, сейчас активно закапывают Украину. Необходимо срочно гнать эту породу от кормила власти. Был коммунистом, стал националистом — ПОШЁЛ ВОН. Иди копай.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC