За что казнили командиров?

http://www.komunist.com.ua/article/18/11537.htm   

Репрессии 1937—1938 гг. часто называют одной из главных причин трагедии первого года Великой Отечественной войны. События первого военного лета имеют свое объяснение в плоскости стратегии и оперативного искусства. Однако априори отбрасывать все версии было бы ошибкой. Попробуем разобраться.
Парадоксально, но факт
Однако возникает логичный вопрос: если и до репрессий не всё было благополучно, то в какую же пропасть рухнула Красная Армия после них?
Здесь нужно, прежде всего, понять и оценить действительные масштабы арестов и увольнений.
Чаще всего говорят о 40 тысячах репрессированных командиров.
Характерное высказывание звучит примерно так: «Считается, что в предвоен¬ный период репрессировано 44 тысячи человек командного состава, свыше половины офицерского корпуса». Иногда называются и большие цифры. Так, А.Н.Яковлев писал: «Более 70 тысяч командиров Красной Армии были уничтожены Сталиным ещё до войны». Заметим, «уничтожены», то есть погибли.
Что же говорит опубликованная на данный момент статистика? На 1 января 1937 года общее число командно-начальствующего состава Красной Армии составляло 206 250 человек. За 10 месяцев 1937 года из рядов командиров РККА было уволено 13 811 человек, из них арестовано 3776 человек. Как видим, это даже не десятая часть. При этом арестовывались далеко не все уволенные. Более того, не все эти люди были жертвами репрессий. Помимо естественной убыли (по болезни, инвалидности, за смертью), из Красной Армии увольняли за пьянство, растраты, хищения, моральное разложение. В 1938—1939 годах также пошел обратный процесс — уволенные и арестованные восстанавливались и возвращались в строй.
Подводя итоги, можно оценить масштабы политических «чисток» в Красной Армии следующим образом. В 1937-1939 годах были арестованы 9579 человек начсостава и уволены по политическим мотивам 19 106 человек. Из числа арестованных 1457 были восстановлены в 1938-1939 годах, а из числа уволенных — 9247 человек. Таким образом, заявления об «уничтожении 40 тысяч командиров» ни в коей мере не соответствуют действительности.
Общее число офицеров, репрессированных в 1937—1939 годах (без ВВС и флота), составляет 8122 арестованных и 9859 уволенных из армии. Причем далеко не все арестованные впоследствии были расстреляны.
Парадоксально, но факт — некоторые показатели после репрессий даже несколько выросли. К началу 1941 года 7,1% командно-начальствующего состава имели высшее военное образование. До репрессий, в 1936 году, эта цифра составляла 6,6%. Академическое образование в 1936 году имели 13 тысяч лиц начсостава, в 1939 году, после фактического окончания репрессий — 23 тысяч, в 1941 году — 28 тысяч офицеров.
Капли в море
Однако нехватка командных кадров к началу войны является общеизвестным фактом. Действительно, для предвоенных месяцев характерно быстрое продвижение командиров, недолгое пребывание в занимаемой должности. Дивизиями сплошь и рядом командовали полковники вместо генерал-майоров, корпусами — генерал-майоры, полками — майоры. Насколько в этом повинны репрессии?
Быстрое продвижение офицеров в 1939—1941 годах объясняется, прежде всего, широкомасштабной реорганизацией армии. Первым шагом в этом направлении был отказ летом 1939 года от системы тройного развертывания. Это одномоментно вызвало увеличение числа стрелковых дивизий с 98 до 173, с пропорциональным увеличением числа полков, батальонов, рот и взводов. Часть дивизий расформировывали, переформировывали и сформировали заново.
Но разница между 98 стрелковыми дивизиями августа 1939 года и 198 стрелковыми дивизиями июня 1941 года составляла 100 соединений. То есть только в рамках этих 100 дополнительных дивизий заново сформировали 300 стрелковых полков и 200 артиллерийских полков. Всем им нужны были командиры. Помимо стрелковых соединений формировались новые танковые дивизии, полки. Росло число корпусных управлений и одновременно — число корпусных артиллерийских полков. Те же процессы шли в авиации, формировались новые авиаполки, авиадивизии.
Если РККА в 1936 году по штату требовалось 58 582 лейтенанта, то в 1941 году их нужно было уже 147 320 человек. Если даже пойти на массовое присвоение звания «младший лейтенант» после сдачи несложного экзамена, то таковых «абитуриентов» в 1941 году требовалось 95 797 человек. В 1936 году по штату нужен был 5501 майор, а в 1941 году — уже 20 430.
С 1936 года до июня 1941 года офицерский корпус вырос более чем втрое. Цифры числа репрессированных командиров просто тонут в этой массе новых должностей, порожденных быстрым ростом армии перед лицом неизбежной войны.
То есть, если бы репрессий не было вовсе, вряд ли это радикально изменило бы ситуацию с командными кадрами в июне 1941 года. Гипотетическая замена реального Павлова на репрессированного Уборевича в Белоруссии в первые дни войны также вряд ли дала бы однозначно положительный результат.
Основными тогда были другие, куда более мощные действующие факторы, нежели личные качества командующего.

Автор: Алексей ИСАЕВ, Публикуется в сокращении, полный текст — в журнале «Солдаты России», №1 2010 г.