Герою – звание Героя!

http://www.komunist.com.ua/article/18/11530.htm

      Этот знаменитый на весь мир снимок, сделанный Максом Альпертом, корреспондентом фронтовой фотохроники ТАСС, впервые был опубликован в газете «Правда» к 20-летию Великой Победы советского народа над гитлеризмом. В своё время его перепечатали многие ведущие издания планеты. С тех пор политрук Алексей Ерёменко, неудержимым порывом поднимающий в атаку бойцов, навсегда стал символом несгибаемой отваги и мужества советского солдата, вставшего на защиту своего Отечества от иноземного порабощения. В этом гениальном в своей лаконичной выразительности снимке запечатлено величие духа нашего народа, разгромившего самого страшного за всю его историю врага.
Отчего же, однако, данный снимок опубликован лишь через 20 лет по окончании Великой Отечественной войны? Где, когда, при каких обстоятельствах он сделан? Подробный ответ на эти вопросы содержится в книге ветерана запорожской милиции полковника Ивана Александровича Дубровина («Легендарный комбат (материалы, документы, фотографии)». З., 2005), а также в книге «Жизнь – подвиг», изданной к 100-летию со дня рождения А.Г.Ерёменко его сыном Иваном Алексеевичем
(ООО Издательско-полиграфическое объединение «Запорожье», 2007). В свою очередь они опирались на свидетельства сослуживцев и боевых товарищей Алексея Гордеевича — председателя Совета ветеранов 4-й Бежицкой ордена Суворова стрелковой дивизии Бориса Петровича Лебедева (г.Тихвин Ленинградской области), Героя Советского Союза командира 4-й СД генерал-лейтенанта Ивана Павловича Рослого и других. К сожалению, тираж этих книг весьма ограничен, и они практически недоступны широкому читателю.
История снимка под условным «правдинским» названием «Комбат», обессмертившая имя нашего земляка, поражает воображение. М.В.Альперт запечатлел младшего лейтенанта А.Г.Ерёменко за несколько минут до его гибели: немецкая пуля попала прямо в сердце героя. Случилось это 12 июля 1942 года на колхозном поле близ села Хорошее Славяносербского района Ворошиловградской (ныне Луганской) области. Вскоре после этого осколок снаряда серьёзно повредил фотокамеру. Каковы же были изумление и радость журналиста, когда, проявив плёнку, он обнаружил, что снимок цел. Тем не менее по каким-то своим соображениям публиковать его сразу автор не стал. А когда в феврале 1943 года в Красной Армии ввели погоны, то помещать снимок с прежними знаками различия отказалась сама редакция армейской газеты. Так и пролежал он в личном архиве Макса Владимировича более 20 лет, пока не попал на юбилейную выставку, а уж оттуда — и на первую полосу главной газеты Советской страны.
Но вернёмся на хорошевское поле. Надо сказать, день 12 июля 1942 года выдался жарким во всех смыслах. Вермахт рвался к Волге и Кавказу – на Сталинград. 220-й полк 4-й СД 18-й армии Южного фронта держал оборону в 35 километрах западнее Ворошиловграда, на линии древнего Бахмутского шляха (ныне автотрасса Луганск — Артёмовск). Отражая 11-ю, если считать с утра, атаку противника, тяжёлое ранение получил командир роты старший лейтенант Петренко. Командование взял на себя политрук Ерёменко. Под его началом отбиты ещё две атаки, после чего немцы подвергли позиции нашей пехоты ожесточённой бомбёжке и артиллерийскому обстрелу. Затем при поддержке танков фашисты предприняли новое массированное наступление. Но и оно тоже захлебнулось. За этот подвиг многие наши бойцы заплатили своими молодыми жизнями.
Оборвалась жизнь и Алексея Ерёменко. С того момента для него наступили вечная слава и бессмертие, он навсегда остался 36-летним героем в расцвете своих сил. Образцом мужества, доблести, безграничной преданности Родине, с которого будут брать пример всё новые и новые поколения украинцев, россиян и белорусов.
Сохранились свидетельства очевидцев, на глазах у которых погиб политрук. В частности, его однополчанин, бывший председатель Токмакского горисполкома Запорожской области подполковник В.С.Верезубчак, служивший офицером оперативного отдела в штабе 4-й стрелковой дивизии, вспоминал, как 12 июля 1942 года его послали уточнить положение дел в 220-м полку, связь с которым на тот момент прервалась. По прибытии на место Василий Севастьянович увидел, что штаб полка и батальона разбомбили и что в живых остались немногие. В тот же миг один из командиров, высоко подняв в правой руке пистолет ТТ, с криком «Коммунисты, за Сталина, за Родину!» повёл за собой в контратаку бойцов, и они быстро выбили немцев из окопов, расположенных на ближайшем кургане. Другие очевидцы (в частности Б.П.Лебедев) в своих мемуарах тоже говорят о том, что последними словами Алексея Гордеевича были: «За мной! За Родину! За Сталина! Вперёд!».
Размышляя о судьбе политрука Ерёменко, не перестаю удивляться её цельности. Несгибаемый железный большевик, активный участник коллективизации, председатель передового колхоза им. Красина в селе Терсянка Вольнянского района Запорожской области, Алексей Гордеевич мог, по идее, уцелеть, так как имел бронь от призыва в действующую армию. Однако с первых же дней войны рвался на фронт. И таки добился своего: сперва – краткосрочные курсы политработников в Запорожье, затем – распределение в войска.
Находясь в эвакуации в Саратовской области, семья политрука Ерёменко получила датированное 6 февраля 1942 года ошибочное извещение о том, что-де он «пропал без вести». Его жена (покойная ныне) Евдокия Лукьяновна, сын Иван (слава Богу, здравствующий), дочери Нина и Шура именно так и считали, пока Иван Алексеевич (кадровый, кстати, офицер-артиллерист) не увидел в «Правде» фотографию своего отца. Показали газету и Анисье Гордеевне Дуин, сестре погибшего героя, и его земляку из Терсянки, однополчанину Сергею Ивановичу Иванюку, и многим другим односельчанам. Вердикт был единодушным, «це наш голова колгоспу». Однако на то, чтобы доказать данный факт, ушло без малого три года. Ведь в пылу боя М.В.Альперт не записал Ф.И.О., воинское звание и должность того, кого через 20 с лишним лет воскресит из безвестности публикация в центральном органе ЦК КПСС. Да и многие другие читатели вдруг «узнали» в безымянном «комбате» своих пропавших мужей, отцов и сыновей.
…Вот уже без малого 68 лет Алексей Гордеевич вместе с ещё 132-мя однополчанами покоится в братской могиле у кромки поля, на котором они приняли свой последний бой.
К 9 Мая 1980 года на этом месте был открыт величественный монумент работы скульптора И.Чумака, архитекторов Т.Довженко, В.Тищенко и И.Шеховцева, воспроизводящий знаменитое фото. Само же хорошевское поле в народе стали называть «комиссаровым». Поразительный по силе своего символизма знак! Ведь тот, кого весь мир знает по снимку «Комбат», был потомственным хлеборобом, «з діда-прадіда», как говорят в Украине! Не случайно возглавляемый им колхоз за рекордные урожаи зерновых и передовые методы ведения хозяйства трижды удостаивался дипломов и наград ВДНХ.
Память о нашем легендарном земляке достойно увековечена и на его «малой Родине» — в селе Терсянке на Вольнянщине, и в райцентре Токмак, и в областном центре. Галерею памятников советским воинам-освободителям на Аллее Славы в Запорожье венчает скульптурная композиция (горельеф) «Комбат», созданная по мотивам одноимённого снимка и открытая 9 Мая 1975 года. Улицы его имени в Запорожье пока нет. Появится ли?
Запорожских ветеранов Великой Отечественной войны, которых, увы, с нами осталось не так уж и много, гораздо больше беспокоит другое: они неоднократно обращались с просьбой присвоить политруку А.Г.Ерёменко звание Героя Украины. Реакция – ноль.
И вот Б.П.Лебедев, председатель Совета ветеранов 4-й Бежицкой ордена Суворова стрелковой дивизии, почётный гражданин белорусского города Буда-Кошелёво и Хвастовичского района Калужской области РФ, обратился к Президенту Украины В.Ф.Януковичу с просьбой восстановить наконец-то справедливость в отношении нашего славного земляка А.Г.Ерёменко. Это ведь нужно не самому Алексею Гордеевичу. В народном сознании он и так навсегда останется настоящим героем, которого будут искренне любить и без разных там казённых регалий и почестей. Это нужно всем нам, живым. Хотя бы потому, чтобы иметь право именоваться людьми и без стыда смотреть в глаза друг другу.

Автор: Сергей ГРИГОРЬЕВ, г. Запорожье