Русская колбаса украинского «патриота»

http://rg.kiev.ua/page5/article18034/

В субботнем номере “РГ” рассказывала о разгоревшихся в украинском политикуме страстях относительно подписанных в Харькове соглашений. Наш обозреватель Евгений Пасишниченко уже затрагивал роль так называемых политических ток-шоу в нагнетании истерии, в частности программы “Шустер Live” и ее ведущего. Эту тему хотелось бы продолжить.

Бенефис «газовой» актрисы

НЕ СЕКРЕТ, что практически в каждой своей передаче канадско-итальянский гражданин Савик Шустер пытается “лягнуть” Россию. Делает это он по любому, даже самому пустяковому поводу. Факт очевидный, с которым не поспорят даже симпатики ведущего. Не стала исключением и передача в минувшую пятницу. Впрочем, называть подобное зрелище передачей не совсем верно. По сути, шоу планировалось как бенефис известного украинского политика. Напомним, что бенефис — это спектакль в честь одного актера. В пятницу роль мегазвезды режиссеры отвели Юлии Тимошенко. По моему скромному мнению, в этот раз Юлия Владимировна выглядела блекло. Более того, даже заплакала. Но обо всем по порядку.

Поначалу экс-премьер блистала. Метала молнии, аки небесный громовержец, ее метафорам и речевым оборотам позавидовали бы лучшие ораторы античности и современности. Чего только стоит пафосно-патриотическое “Родина, мать, земля не продаются!” Правда, при этом она скромно умолчала, что именно в ее бытность премьером Украина лишилась части Одесской области, в частности шельфа острова Змеиный. Впрочем, спишем это на коллегу по Майдану Виктора Андреевича. Тем более что перечисленные ЮВТ патриотические понятия — не газ, в продаже которого, надо признать, она толк знает. Не зря ведь имела титул “газовой принцессы”. Но запала Тимошенко хватило ненадолго. Очень быстро откровенно “поплыла”.

Кто-то дружит с газом, а не с головой

ОДИН из главных проколов Юлии Владимировны — попытка спекульнуть на теме Великой Отечественной войны. По ее словам, тогда наши солдаты защищали Крым, а не отдавали... врагу. Министр иностранных дел Константин Грищенко тут же поинтересовался: “Это что, Россия — наши враги?” В этот момент на Юлию Владимировну было жалко смотреть. Дальше — больше. Инна Богословская выдала такое, что у “газовой леди” на глазах появились слезы. Цитирую: “Я не буду разговаривать с Юлией Владимировной, потому что у меня складывается впечатление, будто она не совсем дружит с головой. И пытается таким образом уйти от уголовной ответственности... Вы что, уважаемая экс-премьер, думаете, что здесь сидят люди, которые не знают, сколько они платят за газ? Вы говорите, летали в Москву в ночь на 31 декабря (для подписания газовых соглашения. — Авт.). Вы лжете! Вас не было в этот день в Москве”. Пролепетав что-то в свое оправдание, Тимошенко покинула передачу. Как сказал “включенный” из Симферополя Леонид Грач, “попросту сбежала”.

Иногда лучше промолчать

НУ А ЭПИЗОД в конце передачи буквально свалил автора этих строк с ног. Слово взял бывший министр иностранных дел Владимир Огрызко. Если кто запамятовал, напомню: тот самый Огрызко, который категорически отказывается переходить на русский язык во время киевских встреч с делегациями из России. Так вот, получив слово, “сознательный” экс-министр заклеймил нардепов-коммунистов Леонида Грача и выступавшего чуть раньше Евгения Царькова. Лучше бы Огрызко промолчал. Царьков из Одессы. Сами понимаете, народ там на язык, ой, какой острый...

В ответном слове, которого, надо признать, удалось добиться от Шустера с трудом, Евгений Игоревич выдал правду-матку: “Я сегодня видел господина Огрызко... Впрочем, он для меня не господин, господа в Париже... с его ярым национализмом в магазине на Институтской. Он покупал колбасу и спокойно просил ее у продавщицы на русском языке”. Зал, в том числе и Шустер, кстати, буквально взорвался от хохота. Выражение лица Огрызко напомнило одного из героев заключительной сцены гоголевского “Ревизора”. А у меня невольно появился вопрос, который при случае постараюсь задать пану Огрызко: “Колбаса, случайно, не “Московская” была?”

И подводя итоги, хотелось бы обратить внимание на один момент. В ходе передачи исключительно коммунисты говорили о харьковском соглашении не только в контексте газа и материальной для государства выгоды, но в первую очередь как о шаге на пути восстановления СОЮЗНИЧЕСКИХ отношений с БРАТСКИМ народом.

Владимир БОГУН