Решение, спасшее цивилизацию или Ещё раз об августе 1939 года

http://www.komunist.com.ua/show_statya_ … s_id=11818

В год 65-летия Великой Победы и в очередную годовщину начала Великой Отечественной войны всё чаще задумываешься о значении советско-германского пакта о ненападении 1939 года как важнейшего политического акта, определившего исход глобального военного поединка демократических сил и реакционного блока, вознамерившегося развернуть ход исторического развития планеты.
Для объективного наблюдателя его значение стало особенно ясно в феврале 1943 года. Двадцать пятую годовщину своего рождения Красная Армия встречает выдающимися победами. В Сталинграде окружены и уничтожены
20 немецких и
2 румынские дивизии. В ходе зимнего наступления разгромлены и частично пленены две румынские, одна итальянская, одна венгерская, 2-я и 4-я танковые немецкие армии. Угрожавшая нефтеносному Кавказу группа армий «А» частично убежала через узкий коридор у Ростова в Донбасс, частично оказалась запертой на Таманском полуострове. На огромном пространстве южного сектора советско-германского фронта, от Воронежа до Азовского моря, войска трех советских фронтов упорно продвигаются в направлении Киева, Харькова, Донбасса, ломая на пути разрозненное сопротивление группировок противника. В ходе Второй мировой войны наступил решающий перелом.
23 февраля Верховный Главнокомандующий получает телеграмму от Президента США Франклина Рузвельта со словами восхищения Красной Армией, ее выдающимися победами. Это становится традицией — получать поздравления лидеров западных союзников по случаю Дня Красной Армии и Военно-Морского Флота — начиная с февраля 1942-го, когда премьер-министр Великобритании сэр Уинстон Черчилль направил поздравительное послание Иосифу Сталину со словами благодарности Красной Армии, разгромившей под Москвой пытавшуюся овладеть нашей столицей мощную фашистскую армаду.
Не приходится сомневаться в искренности поздравлений, направленных Черчиллем и Рузвельтом в 1942-м и 1943 годах. Случись военный крах СССР в летне-осенних кампаниях 1941–1942 годов, и западные союзники оказались бы на грани поражения в войне с осью Рим—Берлин—Токио. Такой исход Второй мировой войны означал бы поворот вспять в развитии мировой цивилизации. Гитлер и его союзники вели необычную войну. Не захват территорий, не обретение колониальных владений были ее целью. Установление на всей Земле «нового порядка», основанного на расовом превосходстве кучки народов над «неполноценными» расами, превращенными в полуграмотное быдло, обслуживающее господ арийцев и беспощадно ими подавляемое. С этими идеями строители «тысячелетнего рейха» 22 июня 1941 года двинулись покорять славян и азиатов Советского Союза.
Опасность в 1941 году была вполне реальной.
После неудачного пограничного сражения, грандиозного окружения частей Красной Армии под Киевом и десятков иных больших и малых «котлов» вермахт накануне наступления на Москву в конце сентября 1941-го превосходил советскую действующую армию и по численности личного состава, и по количеству основных видов боевой техники.
И все-таки советские войска выстояли, а в декабре перешли в стратегическое контрнаступление. И решающую роль в этом сыграли мероприятия по укреплению Красной Армии и оборонной промышленности, проведенные за два предвоенных года. Эту двухлетнюю передышку Страна Советов получила благодаря пакту о ненападении, заключенному с Германией в августе 1939 года.

Перед заключением Пакта Молотова—Риббентропа
По случаю семидесятилетия заключения этого пакта осенью прошедшего года разгорелась бурная полемика. Появились утверждения, что у советского руководства не было военной необходимости для его заключения; на самом деле действия советского правительства были продиктованы стремлением спровоцировать войну между Германией и западными державами. Некоторые политики и журналисты договорились до возложения равной ответственности за развязывание Второй мировой войны на СССР и нацистскую Германию.
Сегодня фактическая сторона дела хорошо известна. После прихода нацистов к власти Советский Союз был наиболее последовательным противником германского фашизма. Пытаясь обуздать агрессивные замыслы Гитлера, СССР в 1935 году заключает двусторонние договоры о взаимопомощи в случае фашистской агрессии с Францией и Чехословакией, которые также заключили между собой аналогичный договор. К сожалению, пришедшее к власти во Франции правительство Л.Блюма сорвало заключение вытекавшей из договора военной конвенции, предусматривавшей конкретные обязательства сторон.
1936 год. Против пришедшего к власти в Испании путем демократических выборов правительства народного фронта монархически настроенные офицеры поднимают военный мятеж. С первых дней мятежа фашистские режимы Италии и Германии оказывают мятежникам прямую военную помощь войсками и техникой. В ответ Советский Союз направляет технику и добровольцев на помощь республиканцам. Впервые советские и немецкие военнослужащие сталкиваются непосредственно на поле боя. Англия и Франция, имевшие в этот момент реальную возможность путем содействия республиканцам поставить фашистов на место, объявляют о политике невмешательства в гражданскую войну в Испании.
Сентябрь 1938 года. В ответ на требование Гитлера о передаче Германии Судетской области Чехословакии Москва подтверждает чехословацкому правительству готовность выполнить военные обязательства по договору о взаимопомощи, если Франция также окажет помощь. Однако на следующий день правительства Франции и Англии предъявляют Чехословацкой республике ультиматум о принятии требований Германии. Мюнхенский сговор западных демократий и фашистских режимов Германии и Италии открывает нацистам дорогу к перекройке карты Европы.
1 октября немецкие войска занимают Судетскую область Чехословакии. 2 октября состоялось событие, которое нельзя недооценивать: польские войска оккупируют Тешинскую область Чехословакии, фактически став союзником Гитлера по расчленению преданного западными державами государства. Позже Черчилль сравнит Польшу с гиеной. Советское военно-политическое руководство получает реальное подтверждение возможности совместной германо-польской агрессии против СССР. Не следует забывать, что накануне Второй мировой Польша имела четвертую по численности сухопутную армию в Европе.
Лето и начало осени 1938-го для Советской России — тревожное время. На Дальнем Востоке отгремели тяжелые бои с японцами у озера Хасан, и есть все основания полагать, что японские милитаристы на этом не успокоятся. Мюнхенские соглашения Сталин расценивает как подталкивание Гитлера к походу на Восток, против России. Приходится считаться с вероятностью войны на два фронта — против Германии и Польши на Западе и Японии на Востоке. Теперь уже не до спасения Испанской республики: Сталин прекращает поставки советского вооружения в эту страну, из Испании отзываются советские военные специалисты и подконтрольные Коминтерну интернациональные бригады, сформированные из иностранных добровольцев.
14 марта 1939 года. В Братиславе подстрекаемые Германией националисты объявляют о «независимости» Словакии (кстати, Польша немедленно публично поддержала «независимость» словаков). 15 марта германские войска оккупируют Чехию. Первоклассное вооружение чешской армии, ее мощная оборонная промышленность значительно усиливают фашистскую военную машину. Гарантии, данные западными державами чехословацкому правительству при подписании Мюнхенских соглашений, оказались пустым звуком. Советское правительство 18 марта направляет ноту протеста Германии, заявляя о непризнании расчленения и оккупации Чехословакии.
Советское руководство предпринимает безуспешные усилия по созданию антигитлеровского военного союза. 17 апреля им вносится предложение о заключении тройственного соглашения между СССР, Англией и Францией. 8 мая Лондон и Париж отклоняют это предложение. 12 июня министру иностранных дел Великобритании лорду Галифаксу направляется приглашение приехать в Москву. Галифакс, до того охотно встречавшийся с Гитлером и признававший обоснованность претензий экономического и территориального характера Германии на востоке, отклоняет это приглашение. Будучи вторым по влиянию членом английского кабинета министров, Галифакс олицетворял «политику умиротворения» в отношении Германии. Приведем две цитаты из фундаментального труда «Вторая мировая война» английского историка Б.Лиддела Гарта, ставшего официальной британской версией этой войны:
«Немецкие документы свидетельствуют, что Гитлера особенно ободрил визит лорда Галифакса в ноябре 1937 года… Сохранилась стенограмма беседы Галифакса с Гитлером. Галифакс дал Гитлеру понять, что Англия не будет мешать ему в Восточной Европе»;
«Единственная возможность избежать войны заключалась в том, чтобы заручиться поддержкой России, единственной державы, которая могла оказать Польше непосредственную помощь и таким образом сдержать Гитлера. Однако, несмотря на всю остроту положения, действия правительства Англии были вялыми и неискренними. Чемберлен (премьер-министр) питал чувство глубокой неприязни к Советской России, а Галифакс — религиозную антипатию».
Имея таких партнеров, Сталин опасался, что их целью является втянуть СССР в войну с Германией, а самим остаться в стороне от военного конфликта.
Гитлер, склонный рассматривать Польшу как младшего партнера, предъявил к ней территориальные претензии, требуя возвращения в состав Германии города Данцига и предоставления свободного прохода в Восточную Пруссию через польскую территорию. Согласие Польши превращало бы ее в сателлита третьего рейха, открывало путь к военному союзу с Германией и совместной агрессии этих стран против СССР. Однако такой союз стал бы концом англо-французского влияния в Восточной Европе. Поэтому в конце марта 1939 года Англия предоставила польскому правительству гарантии на случай любых действий, угрожающих независимости Польши.
Польские правители, имевшие весьма преувеличенное представление о мощи своей армии и даже угрожавшие «кавалерийским рейдом на Берлин», получив английские гарантии, окончательно отклонили требования Германии. Но одновременно польское правительство исключало военный союз с Советской Россией. Гитлер, исходя из опыта захвата Чехии, не верил в действенность британских гарантий и склонился к военному решению польской проблемы.
Кульминацией попыток СССР заключить антигитлеровский союз стало прибытие 11 августа военной делегации Англии и Франции в Москву для переговоров. Ведущий эксперт британской военной разведки Лен Дейтон в своей книге «Вторая мировая» не без сарказма описал поведение своих соотечественников: «Французская и британская делегации, прибывшие в Москву для переговоров, подтвердили опасения Сталина. В них отсутствовали хоть сколько-нибудь значимые фигуры, и, вместо того чтобы полететь самолетом или прибыть на борту быстроходного боевого корабля, делегации пять дней качались на волнах на борту древнего пассажирского лайнера «Сити оф Эксетер». Ход переговоров показал, что члены делегаций не имеют полномочий для принятия каких-либо решений. Стало ясно — Лондон и Париж не желают принимать на себя обязательств на случай войны СССР с Германией.
Между тем, завершив военную подготовку к польской кампании, Гитлер
20 августа 1939 года направляет Сталину предложение принять в Москве министра иностранных дел Риббентропа с целью заключения соглашения между двумя державами. К этому времени нападение на Польшу было делом решенным. Противодействия Красной Армии немцы не опасались — она была ослаб¬лена «большой чисткой» командного состава в 1937–1938 годах, и к тому же с мая 1939-го была втянута в широкомасштабный военный конфликт с Японией у реки Халхин-Гол, который поначалу для советско-монгольской стороны развивался в целом неудачно. Но в то же время Гитлер надеялся, что договор с Россией удержит Англию от вступления в войну, а в случае, если война с Англией все-таки начнется, — обеспечит вермахту спокойный тыл для операций на Западе.
23 августа советско-германский пакт был подписан. 1 сентября вермахт вторгается в Польшу, 3 сентября Англия, а затем Франция объявляют войну Германии, 17 сентября Красная Армия входит в Западную Украину и Западную Белоруссию, к тому времени основные силы польской армии были уничтожены немцами, идет планомерное подавление оставшихся очагов сопротивления. До мая 1940 года французские и английские армии активных боевых действий против Германии не ведут. 10 мая вермахт переходит в решительное наступление на Западном фронте, в тот же день во главе английского правительства встает Уинстон Черчилль, непримиримый противник Гитлера. 22 июня Франция капитулирует. В июле 1940 года Гитлер предлагает Англии заключить мир. Но Черчилль не Галифакс — мир с Гитлером отвергается. Далее следуют: проигранная фашистами воздушная «битва за Англию», захват ими Югославии и Греции, нападение на СССР.

Оценка возможностей
Перед советским руководством в конце августа 1939 г. стояла нелегкая альтернатива: продолжить малопродуктивные попытки договориться с англо-французами без гарантий, что они выполнят свои обязательства, даже если удастся договориться, либо принять предложение Гитлера.
То, что Гитлер нападет на Польшу независимо от соглашения с СССР, было очевидно. Сегодня некоторые обозреватели утверждают, что Сталин мог не заключать пакта с Германией, реальной угрозы, мол, вермахт в то время для страны не представлял.
Так, журналист Леонид Млечин в одной из телевизионных программ заявил, что никакой необходимости в пакте не было. Если бы Германия, захватив Польшу, продолжила наступление против Советской России, Красная Армия без труда разгромила бы агрессоров, поскольку вермахт не был отмобилизован и уступал нашим вооруженным силам.
Подобные утверждения основаны на предположениях и никак не согласуются с реальным положением дел.
На 1 сентября 1939 года Германия выставила против Польши 62 дивизии, из них 10 танковых (в т.ч. 4 с сокращенным количеством танков), 4 механизированных, общая численность сил вторжения составляла 1,6 млн человек. Всего же Германия имела на тот момент 98 дивизий, численность личного состава ее вооруженных сил приближалась к 3 млн человек. На польском театре военных действий немцы располагали 2000 самолетов и 2800 танками.
Вся Красная Армия на ту же дату насчитывала 1520 тыс. человек. По количеству соединений класса дивизии СССР выглядел более солидно: 98 стрелковых дивизий, 30 кавалерийских дивизий,
11 стрелковых и воздушно-десантных бригад. Однако в связи с тем, что на Дальнем Востоке шли боевые действия, а кроме того необходимо было держать войска прикрытия на финской и южной границах страны, на западном театре военных действий в случае войны можно было задействовать не более двух третей этих сил. Кроме того соединения, содержавшиеся по штатам мирного времени, уступали в численности соответствующим немецким формированиям в 2–3 раза.
На бумаге советские танковые войска и авиация численно превосходили соответствующие силы вермахта. Но качественный фактор обеспечивал Германии превосходство. Промышленность рейха уже запустила в серийное производство средние танки Т-III и Т-IV, ставшие танками побед нацистов в 1941–1942 годах, а превосходившие эти танки легендарные Т-34 и КВ еще только разрабатывались. Состоявшие на вооружении советских танковых частей легкобронированные быстроходные БТ, тихоходные Т-26, малопригодные для боевого использования пулеметные плавающие танки, легко
поражались даже малокалиберными пушками немецких и чешских легких танков, преобладавшими тогда в немецких
танковых дивизиях, не говоря уже о многочисленных противотанковых пушках и противотанковых ружьях пехотных дивизий. Люфтваффе были оснащены современными бомбардировщиками и истребителями. ВВС Советского Союза располагали морально устаревшим парком боевых машин. Истребители Яковлева, Лавочкина, Микояна и Гуревича, штурмовики Илюшина находились в стадии конструкторских работ, перевооружение ими авиачастей начнется только со второй половины 1940 года.
Мобилизационные возможности Красной Армии на тот момент были весьма скромными. Располагая многомиллионным ресурсом военнообязанных, подлежащих призыву, армия испытывала острую нехватку офицеров. Выпуск из военных училищ командных кадров в 1937–1938 годах едва покрывал их убыль в результате репрессий, увольнений из армии по политическим причинам, по возрасту и состоянию здоровья. К 1941 году положение с кадрами удалось улучшить. Если в 1937–1938 годах военные училища выпустили 70 тысяч офицеров, то с 1939 года и до начала войны — более 450 тысяч.
Чего стоили войска, которыми командовали слабо подготовленные командиры, призванные из запаса, показали бои у Халхин-Гола. Наряду с кадровыми соединениями в них приняла участие переброшенная с Урала 82-я стрелковая дивизия. Дивизия была недавно сформированной, ее подразделениями и частями командовали люди, призванные из запаса. Бойцы дивизии в случае японских атак нередко отступали, бросая пушки и тяжелое вооружение. Командиры теряли управление подчиненными, были распространены факты неповиновения, в одном из полков дело едва не дошло до бунта. Жуков, командовавший советско-монгольской группировкой, заменил всех призванных из запаса командиров полков, батальонов, рот и даже взводов офицерами из кадровых дивизий, оставив запасников их заместителями, сказав им «учитесь воевать». «Кадровый десант» быстро превратил дивизию в полноценное боевое соединение.
Отсутствие необходимого резерва начальствующего состава делало невозможным в 1939 году в случае большой войны развертывания сотен дополнительных дивизий. Но именно срочное формирование в тылу резервных войск спасло нашу страну от поражения в 1941-м, когда в неудачных боях к середине ноября были уничтожены или расформированы ввиду больших потерь свыше 220 дивизий сухопутных войск Красной Армии из 303-ти, имевшихся к началу войны.
Вермахт заметно превосходил Красную Армию и по качеству командных кадров. Были тому и исторические причины. Гитлеровцы имели в своем распоряжении практически весь (кроме непригодных по состоянию здоровья и возрасту) офицерский и унтер-офицерский корпус кайзеровской армии, обладавший богатым опытом первой мировой войны. Для ветеранов Западного фронта не в новинку были массированные танковые атаки, широкое применение крупных соединений авиации, прорыв специально обученными штурмовыми группами пехоты мощных оборонительных позиций.
Российское же офицерство после революции оказалось расколотым надвое между Советами и их противниками. Многие офицеры старой армии, ставшие красными командирами, погибли на фронтах гражданской войны.
Во главе частей и соединений оказались командиры, не имевшие должной подготовки. Опыт гражданской войны был малопригоден для борьбы с лучшей армией Европы, с ее мощными механизированными соединениями, первоклассными авиацией и артиллерией. Понадобился другой, кровавый опыт зимней войны с Финляндией, чтобы осознать, насколько советские войска слабее своего вероятного противника и начать давно назревшую реформу вооруженных сил.
Силы, которыми Советский Союз располагал 17 сентября 1939 года на западной границе, были несопоставимо меньше германской армии вторжения. Наступление на Польшу начали 7 армейских групп в составе 22-х стрелковых дивизий, 13-ти кавалерийских дивизий и 15-ти танковых бригад (напомним, Гитлер выставил
62 дивизии). Общая численность советских войск в начале операции — около 500 тысяч бойцов и командиров. В дальнейшем их количество значительно возросло, но принципиально численный перевес вермахта на польском фронте сохранился, поскольку потери немцев в польской кампании носили символический характер, зато их войска обрели ценный опыт «блицкрига» и уверенность в собственных силах.

Единственный вариант
Если во главе страны находится руководство, понимающее свою ответственность за ее судьбы, а ее лидер думает, как сохранить страну, а не о получении звания «лучший англичанин года», то оно при принятии судьбоносных решений обязано взвесить все варианты развития событий. Когда критикуют заключение пакта, то за аксиому принимается неизбежность объявления западными союзниками войны Германии в качестве реакции на агрессию против Польши, после чего война стала мировой.
Но был возможен вариант (и советское руководство не могло этого не учитывать), при котором английские умиротворители Гитлера, как и в случае с Чехословакией, уклонятся от принятых обязательств и не вступят в войну, ограничившись демонстративными полумерами вроде торгового эмбарго, частичной мобилизации и т.п.
Вообще о желательности для Англии уклонения от вступления в войну пишет и Лиддел Гарт, порицающий Чемберлена за гарантии неприкосновенности территории, которые он дал Польше. Но в этом случае для Гитлера открывалась возможность беспрепятственно захватить Польшу, включая западные украинские и белорусские земли, и без пакта с СССР. И если бы не заключенный пакт, вполне вероятно, что в мае 1940 года страшный удар вермахта обрушился бы не на Францию, Бельгию и Нидерланды, а на Советскую Россию. Скорее всего, при этом список немецких союзников пополнился бы Литвой, Латвией и Эстонией, которые разделили бы судьбу Венгрии, вступившей в войну с СССР под давлением Гитлера без большого желания.
Красной Армии пришлось бы отражать вторжение с устаревшей организацией соединений, без превосходных танков Т-34 и КВ, без современных истребителей Яковлева и Лавочкина, без гвардейских минометов «катюша», и много ещё без чего, что появилось на вооружении нашей армии к июню 1941-го и что потом по праву назовут оружием Победы.
Не учитывать такой сценарий, носивший для СССР катастрофический характер, руководители страны не могли. Уклонение от заключения пакта, предложенного Гитлером, означало бы опасную игру с огнем.
Пакт как бы отразил констатацию того факта, что советское руководство осознавало слабость своей армии образца 1939 года для войны с Германией.

Благодаря Пакту
К 1941 году Красная Армия многократно усилила свою мощь. После заключения пакта были сформированы 100 стрелковых, 61 танковая, 30 мотострелковых дивизий, 5 воздушно-десантных корпусов, 10 артиллерийских противотанковых бригад. Для обеспечения командным составом развертывания столь значительного числа соединений количество военно-учебных заведений увеличилось в три раза, а выпуск (досрочный) военными училищами офицеров только в мае 1941 года составил примерно 240000, в пять раз больше, чем накануне заключения пакта. Общая численность
Красной Армии возросла с 1520000 человек на 1 сентября 1939 года до 5373000 на начало войны.
В быстром росте числа соединений имелась и негативная сторона. Вновь созданные части были недостаточно сколочены и обучены, выдвинутые на высокие командные должности кадры не обладали необходимым опытом. В важнейших звеньях — корпус, дивизия, полк — преобладали командиры, состоявшие в этих должностях менее года. Значительная часть из них командовала своей частью вообще меньше трех месяцев.
Подобного рода соединения в оперативном отношении значительно уступали даже равным по вооружению и численности личного состава немецким формированиям, солдаты которых приобрели за два года войны солидный боевой опыт, а старшие офицеры, как правило, имели еще и опыт первой мировой войны. Но главное, они были — эти дивизии Красной Армии — пусть и не первоклассные, но способные вступить в бой. Из этих дивизий в июле 41-го был сформирован второй стратегический эшелон: шесть армий (19-я, 20-я 21-я, 22-я, 24-я и 28-я), которые закрыли московское направление, втянув группу армий «Центр» в изнурительное Смоленское сражение. Это сражение дало возможность сформировать свежие дивизии, в том числе из народного ополчения, частей НКВД, а также первые бригады морской пехоты и танковые бригады. Появление массы свежесформированных войск было для гитлеровского командования полной неожиданностью, поскольку их планом войны такое не предусматривалось. Этот фактор повлиял на решение Гитлера временно отказаться от главной стратегической цели — взятия Москвы. Танковые корпуса группы армий «Центр», прошедшие менее чем за месяц две трети расстояния до Москвы, были развернуты для ударов на север, на Ленинград, и на юг, чтобы окружить киевскую группировку Красной Армии.
Если бы не передышка, обеспеченная заключением пакта, резервных войск для быстрого восстановления сплошного фронта у РККА просто не оказалось бы, и тогда разрозненное сопротивление спешно мобилизуемых частей делало бы защиту Москвы проблематичной.
Но помимо наращивания численности войск, время, выигранное заключением пакта, позволило решить не менее важную задачу. В 1940–1941 годах в серийное производство удалось запустить новые образцы вооружений, не уступающие, а иногда намного превосходящие соответствующую технику вермахта. Особую роль сыграл танк Т-34. Ни танковые, ни противотанковые пушки немцев в октябре 1941 года не могли поразить этот танк. Когда наши танковые начальники научились рационально использовать его достоинства, превосходство немецких танковых соединений было утрачено. Небольшая бригада под командованием Катукова на несколько дней задержала прорвавшиеся в направлении Москвы танки Гудериана, причинив им большие потери. Время для подготовки обороны Тулы было выиграно. Не случайно после боев с катуковцами немецкие танкисты требовали от своих конструкторов скопировать этот танк.
Победа была достигнута не только за счет превосходства Красной Армии в живой силе, но и в результате количественного и качественного превосходства нашей армии в средствах ведения вооруженной борьбы. Созданная в годы индустриализации мощная промышленность многократно превзошла германскую в производстве боевой техники. Даже во второй половине 1941 года, в условиях эвакуации сотен оборонных предприятий на восток страны, Красная Армия получила почти в два раза больше современных танков и самолетов, чем вермахт.

Финал
Январь 1945 года. Наша армия начинает Висло-Одерскую операцию. Фронт немецкой обороны разорван в клочья. Как когда-то в Белоруссии танковые корпуса Гота и Гудериана рвались к Минску и Днепру, теперь советские танковые армии устремляются к Одеру, окружая раздробленные немецкие части, добиваемые наступающей вслед за танкистами пехотой. Только пленными гитлеровцы за месяц теряют 170000 человек. В начале февраля первый Белорусский фронт захватывает на Одере плацдармы всего в
60 километрах от Берлина.
23 февраля Верховный Главнокомандующий Иосиф Сталин получает от Черчилля послание: «Будущие поколения признают свой долг перед Красной Армией так же безоговорочно, как это делали мы, дожившие до того, чтобы быть свидетелями этих великолепных побед». Не будем забывать, что, если бы не политическая дальновидность, проявленная советским руководством в августе 39-го, подобной телеграммы, возможно, и не было бы. Победа в мае 1945 была рождена в августе 1939 года.

Автор: Валерий РАДЧЕНКО, Михаил СТАРШИНОВ