Адам Мартынюк: «У нас прекрасные советские традиции обучения и воспитания»

http://kiev-vestnik.com.ua/327-adam-mar … aniya.html

Проект Закона Украины «О внесении изменений в законодательные акты по вопросам общего среднего и дошкольного образования» (относительно организации учебно-воспитательного процесса) вызвал большой интерес не только среди просвещенцев, но и пап, мам, бабушек, дедушек – всех, для кого далеко не безразлична судьба и перспективы сегодняшней школы.
А за несколько дней до его включения в повестку дня следующей сессионной недели в Верховной Раде представители школ, научных заведений, родительской общественности приняли участие в парламентских слушаниях «Внедрение 12-летнего общего среднего образования в Украине: проблемы и пути их преодоления». Вел слушания Первый заместитель Председателя Верховной Рады Украины, он же – один из авторов законопроекта Адам МАРТЫНЮК.
Об этом – и не только! - наш разговор с Адамом Ивановичем.

– Чем, на Ваш взгляд, характеризовалось обсуждение сегодняшних школьных проблем на состоявшихся парламентских слушаниях?
– Мне приходилось принимать участие во многих подобных мероприятиях. К сожалению, иногда они превращались в очередную говорильню, не всегда удавалось найти конкретные, ответы. Нынешние же слушания  по вопросам, связанным со школьным образованием, проходили очень профессионально и заинтересованно. Они показали, что мы затронули весьма важную проблему, серьезно волнующую общество. А она, эта проблема, состоит в том, что если мы не изменим существующий Закон «Об общем среднем образовании», то с 1 сентября этого года тем, кто окончил 9 классов, будет нужно учиться уже не два, а три года. А это означает, что на государство лягут огромные дополнительные материальные затраты. Приведу такой пример: чтобы реализовать задуманное, нужно отыскать место для огромного «класса» в триста тысяч учеников. Для этого «класса» нужно будет найти дополнительно более 18 тысяч учителей, из них 7 тысяч – для сельской местности. Кстати, мы прекрасно понимаем, что при 12-летнем образовании неизбежно возникнут серьезные проблемы именно со многими сельскими школами I-II ступеней, которые просто могут прекратить свое существование.
– О чем свидетельствуют социологические исследования по поводу 12-летнего срока обучения?
– Институтом социальной и политической психологии Национальной академии педагогических наук проводились такие исследования, и вот что они показали. Позитивно к переходу на 12-летний период учебы отнеслись 10 процентов учащихся, 15 процентов родителей и чуть менее 20 процентов учителей школ. В то же время негативно к этой идее отнеслось 70 процентов респондентов.
– Тем не менее, самым категорическим защитником «двенадцатилетки» стал председатель Комитета Верховной Рады по вопросам науки и образования Владимир Полохало. Эту идею поддержала практически и вся парламентская оппозиция.
– Да, действительно, чинились препятствия тому, чтобы вносить этот вопрос в повестку дня – якобы если мы примем этот Закон, то нас не признают в Европе. Это совершенно не соответствует истине. Нами получен официальный ответ соответствующего Департамента Совета Европы, в котором совершенно справедливо указывается, что качество образования, уровень знаний определяются новейшими технологиями, профессиональными кадрами, современным содержанием учебного процесса, но отнюдь не сроком обучения. Думаю, большинство читателей «Киевского вестника» согласится со мной в том, что в свое время мы имели лучшую в мире советскую систему образования. В отличие от тех же США мы не завозили таланты из стран дальнего и ближнего зарубежья – их и дома всегда хватало. У нас прекрасные советские традиции обучения и воспитания, от которых мы под давлением «европейцев» почему-то отказываемся...
– Ваши оппоненты заявляли, что при внесении законопроекта в повестку дня были нарушены регламентные нормы...
– Этому вопросу предшествовали парламентские слушания, наблюдать за их ходом с телеэкранов могла вся страна. Это гораздо важнее, весомее обсуждения на профильном Комитете. Что же касается руководителя Комитета по вопросам науки и образования, то он фактически блокировал его заседание, видимо, понимая, что большинство его коллег поддержат необходимость рассмотрения этого законопроекта. Повторю: каким бы ни было решение парламентского Комитета, оно не лишает Верховную Раду возможности рассматривать законопроект. Зная настроение народных депутатов, я уверен, что законопроект, включенный в повестку дня, будет принят как Закон уже в ближайшее время.
– Если позволите, процитирую выдержку из выступления еще одного Вашего оппонента: «Зараз відбувається запровадження, абсолютно неконституційне, обов’язкової дошкільної освіти... Конституція передбачає обов’язкову загальну повну середню освіту і не передбачає обов’язковості дошкільної освіти»...
– Любопытно было бы узнать, какая статья Конституции запрещает учить детей... А вот ее статья 53, кстати, гласит: «Государство обеспечивает доступность и бесплатность дошкольного… образования». Идея обязательности дошкольного образования выдвигалась на парламентских слушаниях и получила поддержку большинства их участников. Почему-то в этом случае наши «евроатлантисты» забыли о том, что в Европе более 93 процентов детей получают именно такую обязательную дошкольную подготовку.
– Один из лидеров оппозиции обвинил Вас еще и в «желании вернуться в коммунистическую эпоху», а в качестве аргумента привел слова Надежды Константиновны Крупской: «Отдайте нам ваших детей, и мы сделаем из них борцов за идею»...
– Приятно, что этот народный депутат знает и помнит действительно блестящие работы заместителя наркома просвещения РСФСР Н.К. Крупской по педагогике и коммунистическому воспитанию... Покажите мне хотя бы одно государство, назовите мне хотя бы одну политическую силу, которые не хотели бы, чтобы был использован этот лозунг. Любая система власти заинтересована в том, чтобы общество исповедовало те же ценности, что и она... Что здесь удивительного? Чем больше будет образованных людей, верящих в возможности государства Украина, тем лучше будет для этого государства.
– По отзывам участников парламентских слушаний, Вы давали очень профессиональный комментарий школьным проблемам...
– В начале слушаний я очень искренне сказал, что мне приятно встретиться со своими коллегами, поскольку я по профессии учитель истории, в свое время преподавал этот предмет в сельской школе, и этот период своей жизни всегда вспоминаю с большой теплотой. Очень хотелось бы возвратиться в то время... Всегда отмечал в детях желание учиться, получать хорошие знания, чтобы потом успешно реализовать себя в каком-либо виде деятельности. Потом работал научным сотрудником в академическом институте, преподавал в высших учебных заведениях. Во время учебы в институте старался очень серьезно относиться ко всем предметам... Добавлю, что тема школьного образования настолько важна, что затрагивается буквально во время каждой встречи с людьми.
– Насколько мне известно, в ходе дискуссий о школьных проблемах возникало предложение вернуться к «десятилетке»...
– Да, обсуждался и такой вариант. Но дело в том, что система 11 лет обучения уже сложилась, стала привычной. К тому же в случае возвращения к 10 годам могла возникнуть проблема педагогических кадров, но связанная уже с их излишком. А главное, в этом случае неизбежно пришлось бы вернуться к шестидневной учебной неделе.
– Насколько, на Ваш взгляд, реально будет добиться содержательного наполнения всех 11 лет обучения? Новые учебники, новые программы...
– Если исходить из положений доклада на слушаниях министра образования и науки Дмитрия Табачника, из тех действий, которые уже осуществляет Министерство, то можно сделать вывод, что, действительно, будут предприняты кардинальные изменения в учебно-воспитательном процессе. И они, безусловно, получат и уже получают поддержку парламентской Коалиции. Будет исключено многое из того, что было нам слепо навязано из совершенно не присущих нашей ментальности, нашему миропониманию концепций – только для того, чтобы «не отстать от Европы». Понятно, что будут серьезные изменения в учебниках по истории. В этой связи показателен тот факт, что наше Министерство образования и науки заключило с аналогичным Министерством Российской Федерации соглашение о том, чтобы подготовить совместный учебник. У наших народов очень много общего, и очень плохо, что это общее по-разному преподносится в наших странах.
Я поддерживаю мнение Министерства относительно отхода от того,  чтобы в курсе украинской литературы абсолютное большинство составляли ныне здравствующие писатели. Кто, скажите, принимает решение о том, что тот или иной «живой классик» имеет право попасть в школьную программу? Несколько раз я принимал участие в награждении лауреатов самой высокой и престижной Шевченковской премии... Знаете, довольно часто даже не знал их фамилий... А они – Шевченковские лауреаты! Изучать надо тех писателей, которые действительно оставили свой след в литературе.
С учетом ситуации, складывающейся в нашем государстве, следовало бы придать гораздо большее значение изучению русской литературы, выделив ее из разряда зарубежной литературы. Это огромный пласт нашей общей культуры, и нельзя его нивелировать понятием «зарубежная литература». По данным переписи населения 2001 года более 8 миллионов  граждан Украины считают себя русскими, и почти треть населения страны  считает русский язык своим родным языком. И им, согласитесь, совсем не комфортно от того, что их литература относится к категории зарубежной...
И вот о чем хотел бы сказать. Одно время, когда в обращении ходили купоно-карбованцы, мы были единственной в мире страной сплошных миллионеров. Уже в обозримом будущем мы можем превратиться опять же в единственную в мире страну с населением со сплошным высшим образованием. У нас сегодня продолжают обучение в вузах практически все выпускники. В прошлом году в Украине была 391 тысяча выпускников. Студентами вузов III-IV степеней аккредитации стало 370 тысяч человек. Поступили практически все – в том числе и явные двоечники. Согласитесь, возникает не только серьезная проблема качества получаемых знаний, но и проблема того, что делать с этими специалистами. Государство не влияет на процесс их распределения: получил диплом – иди на все четыре стороны, даже если государство вложило в тебя немалую сумму.
Я являюсь приверженцем того, чтобы школа было общеобразовательной, чтобы ученик получал необходимый уровень знаний по всем предметам. Может быть, в старшей школе допустима какая-то специализация, но если начинать ее с первого класса, то, не побоюсь этого слова, возникнет серьезная угроза деградации учебного процесса. В СССР, скажем, наши школьники были по общеобразовательному уровню, как говорится, на три головы выше своих сверстников из школ Европы и США. А мы, повторю, слепо копируем их опыт...
Если же вести речь о степени моего оптимизма в таком важном вопросе, как кардинальное улучшение учебно-воспитательного процесса в учебном заведении, то я убежден: эти меры получают поддержку подавляющего числа работников образования, принимаются ими. Значит, есть все основания для оптимизма.
– Если вернуться опять же к теме преподавания истории... Адам Иванович, Вы уверены что сегодня найдутся ученые, которые смогут написать новые учебные пособия по истории – глубокие, грамотные, яркие, объективные?
– К сожалению, абсолютное большинство из тех, кто готовит сегодня учебники по истории, выигрывали так называемые конкурсы и писали то, что было нужно власть имущим. Тем не менее, я уверен, что есть прекрасные ученые, которые могут по-новому взглянуть на нашу историю и донести это в виде учебного пособия. И здесь я поддерживаю мнение тех, кто говорит, что изучение истории нужно заканчивать лет за десять до нынешнего времени. В сегодняшнем дне слишком много субъективизма, нужно фактам дать возможность отложиться... Горько это констатировать, но немало моих коллег-историков превратились в конъюнктурщиков. Уверен, что многие авторы сегодняшних учебников возьмутся и за написание новых, сделав при этом поворот на 180 градусов. Вот в этом, наверное, главная беда...
– В нашу редакцию пришло письмо от Валентины Валентиновны Федоровой, учительницы начальной школы села Мариновки Шахтерского района Донецкой области. Она пишет: «Ніхто із селян не може бути байдужим щодо «реформи» у сільських маленьких школах, тобто про їхнє закриття... Без школи, навіть дуже маленької, немає села, немає розвитку і життя у селі... Чиновники підрахували, що багато коштів витрачається на навчання за рік на одного сільського учня. А якими коштами можна оцінити те, що будуть знищені на карті України цілі села? Ми звертаємося до усіх на підтримку «маленьких» сільських шкіл, бо це є наша маленька Батьківщина. А з маленького складається вся Україна...»
– Прекрасные слова! Валентина Валентиновна затронула очень серьезную проблему. С одной стороны, можно понять тех, кто отвечает за создавшуюся ситуацию. Школы, как известно, финансируются из местных бюджетов – и решение об их закрытии принимается только ввиду их скудности. Вместе с тем, и парламентская фракция коммунистов, и я лично исходим из того, что закрытие школы – и это подтверждается мыслью, высказанной в письме в редакцию – будет означать медленную, но верную смерть села. Коммунисты не один раз поднимали этот вопрос, есть немало примеров, когда мы добивались отмены решения о закрытии так называемых неперспективных школ. Мы знаем эту проблему, болеем за нее, делаем все, чтобы она разрешалась. Если бы каждый из народных депутатов думал о том, как помочь школе, используя те или иные возможности, проблем, уверен, было бы меньше. Да, повторю, это решение принимает местная власть – города, района. Тем не менее, и парламентская Коалиция, и сформированный ею Кабинет Министров будут делать все возможное для того, чтобы не допустить нежелательного развития событий.
– Адам Иванович, Вы достаточно прагматичный человек, но тем не менее... Какой Вам видится идеальная современная украинская школа?
– Конечно, это должна быть общеобразовательная политехническая школа, дающая в последние годы обучения и определенные профессиональные знания. Что плохого в том, если молодой человек получит навыки слесаря, токаря, рабочего-строителя? Несомненно, это должна быть школа с уверенностью в своем будущем, в своей стабильности, в преемственности учебно-воспитательного процесса. И, наконец, это школа, где учитель поставлен на такую высоту, на которой, говоря словами В. И. Ленина, «он никогда не стоял, не стоит и не может стоять в буржуазном обществе». Скажу самокритично: печально, что и при Советской власти не уделялось должного внимания этому ленинскому завету, тем более это характерно для нынешнего времени. Мы в законах пишем, что необходимо 10 процентов валового внутреннего продукта отдать школе... А делаем ли это? Очень рациональный политик Бисмарк как-то заметил, что войны выигрывают не генералы, а школьные учителя. По-моему, блестящая мысль!
Идеальная школа... О многих ее компонентах можно было бы поговорить, но я скажу, наверное, главное: школа зависит от реального экономического развития страны. Пойдет подъем экономики, начнется выход из кризиса – и тогда появятся возможности быть такой школе, о которой мы с вами говорили...

Вел интервью Олег ШИЛИН