Нам только «гарвардских мальчиков» не хватало

В самом начале нынешнего года Анна Герман успокоила и ободрила Украину. Выступая в ранге замглавы Администрации президента по «5 каналу» телевидения, она, как известно, сообщила: «Нам нужны профи, нам нужны те гарвардские мальчики, те молодые украинцы, уже получившие хорошее образование… Очень большая группа их уже работает с Президентом как совещательный орган».
Любопытно узнать, «очень большая группа» неведомых «гарвардских мальчиков» — это сколько? Известно, например, что пик нашествия мальчиков-«профи» с зарубежным образованием пришёлся в Украине на 90-е годы прошлого века. В одном Киеве в 1998 году было до двух тысяч «юных мудрецов» — зарубежных советников, консультантов, экспертов. В России, как сообщала в том же 1998 году немецкая газета «Вельт», со времён «перестройки» побывало более 30 тысяч чужеземных советников.
Вообще-то все эти полчища молодых советников с «хорошим зарубежным образованием» известны в мире под устойчивым названием, звучащим несколько по-иному, чем у Анны Герман. Их называют «чикагскими мальчиками» в соответствии с особой школой в экономике — «чикагской», — постулаты которой они настырно и повсеместно внедряют. Отечественную поросль молодых приверженцев данной школы академик Н.Моисеев, выдающийся эколог и математик с мировым именем, называл «гайдарообразными», отмечая их общие черты: отсутствие системного мышления и «удивительно удобное свойство не сомневаться в собственной правоте».
Только у одного гайдарообразного Чубайса сразу после назначения его в конце 1991 года на пост председателя Госкомимущества Российской Федерации, тут же появилось аж 15 западных советников, которые разъясняли высокому должностному лицу, как именно должна осуществляться приватизация государственной собственности в России. Картину сотрудничества Чубайса с этими «профи» описал в недавнем выпуске «Известий» (11.01.2011 г.) Геннадий Зюганов: «Ключевую роль в команде Гайдара играл Чубайс, которому прислали в помощь американских специалистов — все они в своё время очень удачно «торговали» Латинской Америкой. Они поставили каждому из наших предприятий, которые страна строила, отвоёвывала, защищала, цену. В итоге всю огромную собственность тысячелетней державы продали по цене меньше 3% стоимости. В Америке за это бы посадили немедленно на электрический стул, в Германии дали бы 30 лет тюрьмы. А у нас это назвали «реформами по Гайдару». В результате было уничтожено 70 тысяч производств. Под разговоры о священной частной собственности обобрали всё население до нитки».
Впервые «чикагские мальчики» в виде сплочённой группы явили себя миру после военного переворота 1973 года в Чили, когда был застрелен законный президент страны Сальвадор Альенде и власть перешла к военной хунте диктатора Пиночета. Сальвадор Альенде за время своего правления успел провести масштабное перераспределение земли, национализировать медные рудники, это главное национальное богатство страны, а также банки и другую собственность, принадлежавшую иностранцам. «Национализация, — писал друг президента Альенде, гениальный чилийский поэт, коммунист Пабло Неруда, — вернула чилийцам чилийскую медь, которую нечеловеческими усилиями добывают руки моего народа. В ответ на национализацию меди блокада США стала беспощадной». Альенде был назван «личным врагом Америки». Под руководством ЦРУ, что подтверждено документально, в частности специальной комиссией сената США, обстановка в стране умело расшатывалась и дестабилизировалась. В сентябре 1973 года наступила кровавая развязка.
Однако какую въедливо-хозяйскую хватку проявляет Вашингтон в насаждении своей глобальной «кадровой политики»! «Американцы знают всё обо всех, — отмечал то ли с восторгом, то ли с опаской Евгений Червоненко в интервью газете «Зеркало недели» (11.12.1999 г.), вернувшись в Киев после посещения США, где он в составе делегации украинских бизнесменов сопровождал президента Леонида Кучму. — Для американцев в отношении нас нет ничего тайного и загадочного. Повторяю, они знают всё обо всех. Они видят, что число реформаторов в Украине ограничено…
Поверьте, Тигипко, Митюков, Ющенко достаточно много работали с Западом, и я уловил следующее — у них есть глубокое взаимопонимание».
Кто бы сомневался. А вот у Сальвадора Альенде подобного «глубокого взаимопонимания» с американскими хозяевами жизни не было. В результате — автоматная очередь и 17 пронзивших его пуль.
Пиночет власть-то взял, однако в стране воцарился экономический хаос. И вот тут объявились 30 молодых чилийцев, получивших «хорошее образование» в американском Чикагском университете. Это были фанатичные последователи «чикагской школы» в экономике. Основателем школы был нобелевский лауреат Милтон Фридман. Главный постулат «чикагской школы» — не допускать вмешательства государства в экономику. «Минимум государства!». Государство имеет право упорядочивать стихийные механизмы свободного рынка только финансовыми (монетарными) методами через поддержание необходимого объёма денежной массы в обращении. Всё! Сам Фридман дал следующую кратчайшую формулировку сути своей экономической школы: «Деньги — это единственное, что имеет значение. Точка». Наш гайдарообразный В.Пинзенык, как известно, озвучил почти что присягу на верность учению: «Я был и умру монетаристом».
По распоряжению Пиночета «чикагские мальчики» возглавили большинство отделов экономического управления в стране. В 1975 году они провели вошедший в историю Чили и широко освещавшийся в СМИ экономический семинар, на котором присутствовал М.Фридман. Участникам семинара была представлена радикальная программа, названная «шоковой терапией» (до боли знакомое название, правда?). Программа включала многочисленные меры, сгруппированные по следующим трём главным направлениям:
— массированная либерализация (т.е. не управляемая государством рыночная свобода): цен, внешнеэкономической деятельности, валютного курса;
— сокращение дефицита государственного бюджета за счёт сокращения финансирования: государственного сектора экономики, сельского хозяйства, социальных государственных программ;
— тотальная приватизация: предприятий, социальной сферы, земли.

Узнаваемые требования! Именно их выдвигает МВФ ко всем странам, попадающим в финансовую удавку этой организации. Тогда, в 1975 году, МВФ и Всемирный банк (ВБ), естественно, незамедлительно объявили, что реализация именно этой программы является необходимым условием предоставления Чили каких-либо кредитов.
Чилийский опыт построения неолиберальной экономики имеет уникальное значение по той причине, что «чикагская школа» получила абсолютно фантастический шанс проявить себя — осуществлять без помех свои «рыночные реформы» при полном отсутствии какого бы то ни было сопротивления. Это было невиданное сочетание «рыночной экономической свободы» и политического репрессивного режима в одной стране. Подавление профсоюзного и политического сопротивления реформам Пиночет взял на себя. Известный американский экономист Стив Кангас, досконально изучивший соответствующую официальную чилийскую статистику, отмечал: «В почти лабораторных условиях, продолжавшихся 16 лет (1973-1989 гг.), команда правительственных экономистов — выпускников Чикагского университета — демонтировала и децентрализовала чилийское государство буквально до предела человеческих возможностей» («Завтра», №34, 2000 г.). Минимум государства!
Экономика Чили неотступно выстраивалась по лекалам «чикагской школы». И что же? Наблюдавшийся экономический рост М.Фридман называл «чилийским экономическим чудом». Но при подъёме экономики происходило всего лишь возвращение её после хаоса к прежнему уровню. То есть уволенные ранее рабочие возвращались на пустовавшие заводы, и эти заводы оживали. Новые заводы не строились, новые рабочие места не создавались. Однако главный негатив был не в этом. Уже упоминавшийся выше американский экономист Стив Кангас подчёркивает: «Отсутствие настоящего промышленного роста — ещё не худшее из наследства «чикагских мальчиков». Катастрофическое падение уровня жизни рядовых чилийцев — вот самая жуткая глава мифа о «чилийском экономическом чуде».
В 1989 году, к концу правления Пиночета, 41% населения Чили жил ниже черты бедности, причём положение трети из них было отчаянным. Буквально по всем параметрам, какой ни возьми, средний рабочий жил в 1989 году хуже, чем в 1970-м. Богатые между тем дополнительно обогатились настолько, что показатель неравенства доходов в Чили стал самым худшим на латиноамериканском континенте. Сброс огромных масс трудящихся в нищету является не просто характерным, а непременным, обязательным последствием «реформ» во всех странах, подчинившихся диктату МВФ. Нас об этом предупреждали. Ещё в 1990 году старейшина американской экономической науки легендарный Дж.Гэлбрейт предостерегал со страниц «Нью-Йорк ревю»: «Одной из скрытых и нечестных черт при предложении модели «свободного предпринимательства» Советскому Союзу и восточноевропейским странам является умолчание о том, что она неизменно и всюду несёт с собой безработицу, инфляцию и резкое снижение уровня жизни вплоть до обнищания миллионов людей». Ведь чёрным по белому было написано! Левые силы пытались достучаться, докричаться в те дни (как и сегодня!) до людей: реформы, предлагаемые МВФ, «неизменно и всюду» сопровождаются, как ударом хлыста, свёртыванием государственных социальных программ и обнищанием населения. Но массы наших людей тогда, в девяностые годы, желали слушать только «гайдарообразных». Или «национал-демократов». Недаром руховская черноволовская газета «Час/Time» (08.03.1996 г.) ехидничала: «Комуністи з соціалістами в одно трублять про ілюзорність допомоги міжнародних фінансових організацій».
Да, трубили, да, трубим. Сигнал тревоги. Да, об иллюзорности помощи от МВФ.
Позиция украинских «национально-сознательных» в отношении вмешательства МВФ во внутренние дела Украины изумляет. МВФ, хозяйничая, как у себя дома, выдвигает требования десятками: от полной приватизации элеваторов и зернохранилищ до стопроцентной оплаты населением жилищно-коммунальных услуг, от сокращения численности армии до отмены экспортных пошлин на семена подсолнечника. И — никаких истерик со стороны национально-озабоченных, никаких воплей по поводу вмешательства в сугубо внутренние дела «суверенной», «независимой» Украины. Чужестранцы бесцеремонно распоряжаются нашими богатствами, нашими жизнями, будущим страны. А националисты отмалчиваются, а власть держит руки по швам и ведёт утомительную работу с населением: разъясняет неразъяснимое. Есть и внутренние энтузиасты — неистребимые «гайдарообразные». Их роднит с функционерами МВФ особого рода хладнокровие.
Даже Горбачёв, согласившийся в 1991 году при встрече в Лондоне с «большой семёркой» на контроль со стороны МВФ и ВБ за ходом осуществления «рыночных реформ» в СССР, т.е. впустивший их в страну, даже он отшатнулся от Гайдара, эти «реформы» осуществлявшего. В 1995 году Горбачёв растерянно заявил: «На вопрос о том, что реформы оставят миллионы людей без работы и разрушатся сотни и тысячи предприятий, Гайдар сказал: «Пусть». Это не политик, а калькулятор, только в виде существа человеческого».
«Бесполезно взывать к разуму Гайдара с Чубайсом, — отмечал в 1996 году С.Кара-Мурза, — эти люди повязаны неизвестными нам соглашениями и вынуждены идти напролом». Кстати, Чубайс был официальным представителем президента России Ельцина по связям с МВФ и ВБ.
Украина могла лицезреть Чубайса в начале 2005 года в качестве почётного гостя на инаугурации президента Ющенко. А вот ещё одним «младореформатором» — Борисом Немцовым — мы в Украине можем любоваться часто и по сегодняшний день. Он — завсегдатай ток-шоу Шустера. Как только открывает рот, знаем, сейчас со своей всегдашней полуулыбочкой скажет, мол, завидую Украине, до чего же хорошо, свободно и демократично вы тут живёте. В российском журнале «Власть» ещё в 1997 году учёный-психолог, составивший профессиональный психологический портрет Б.Немцова, выделил в нём ту самую черту, о которой мы здесь ведём речь: «Спокойно переносит чужие жалобы и слёзы, а также трудности общения в эмоционально напряжённых ситуациях».
Ирина Акимова, заместитель главы администрации нынешнего президента В.Януковича, втолковывает населению, как много у нас неэффективных излишеств в медицинском обслуживании: «По количеству койко-мест Украина примерно в полтора-два раза опережает европейские страны». Что, г-жа Акимова не знает, что в Украине, в отличие от «европейских стран», была объявлена эпидемия туберкулёза и что мы занимаем первое место в Европе по смертности не только от туберкулёза, но и от сердечно-сосудистых заболеваний, что скорость распространения ВИЧ-инфекции у нас самая высокая в Европе? Нам кого надо лечить на своих «койко-местах» — западноевропейцев или жителей вымирающей Украины? Нельзя же, действительно, быть «калькулятором», знающим всяческие «европейские» пропорции, надо быть «существом человеческим», реагирующим на проблемы и бедствия собственной страны.
Не видят, не чувствуют, не сочувствуют. «Программы Международного валютного фонда не могут быть изменены под предлогом борьбы с бедностью», — раз навсегда сказал как отрезал Мишель Камдессю, первый из директоров-распорядителей МВФ, с которым мы столкнулись на постсоветских пространствах. «Комсомольская правда» дала ему в те дни выразительную характеристику: «За пределами собственной семьи — сторонник шоковой терапии». Я бы предложила раздать фирменные футболки с такой надписью в качестве униформы всем подряд «чикагским мальчикам» и «гайдарообразным».
Когда читаешь в труде американского экономиста П.Самуэльсона «Экономикс», признанном одним из лучших в мире учебников по рыночной экономике, характеристику «чикагской школы», поневоле приходит мысль, что сама эта школа предполагает именно таких своих последователей — хладнокровных, беспощадных, самоуверенных. Отдав как нобелевский лауреат нобелевскому лауреату дань вежливости М.Фридману за «логическое, строго выверенное и убедительное разъяснение важной точки зрения», Самуэльсон, тем не менее, предупреждает тех, кто желает с этой точкой зрения ознакомиться: «Начиная чтение, вы должны спросить себя, можете ли вы быть против социального страхования, помощи при наводнениях, против установления уровня минимальной заработной платы, контроля над заработной платой и ценами, обязательного и свободного государственного обучения? Фридман доказывает, что эти программы не нужны, поскольку они препятствуют личной свободе».
Главным «профи» из нахлынувших к нам в начале 90-х «чикагских мальчиков» был экономист Джеффри Сакс, который прибыл из США в качестве официального советника президента России Б.Ельцина и официального советника по экономике правительства Украины. Владимир Горбулин в 1998 году, будучи секретарём Совета по национальной безопасности и обороне Украины, прочувствованно подчёркивал его особую роль: «В проведении экономических реформ в Украине мы признаём роль известного экономиста Джеффри Сакса, который практически эти реформы осуществлял». Однако, начиная именно с этого, 1998-го, года Джеффри Сакс, как бы дождавшись сокрушительных итогов «реформ» и как бы внезапно прозрев и заметив, что на самом деле произошло, вдруг стал налево и направо эти «реформы» обличать. Процитируем несколько его оценок из разных источников того периода:
«МВФ наломал немало дров в России и совершенно искалечил её»;
«Украина находится в более тяжёлом положении, чем можно было предположить»;
«Представители МВФ появлялись в Москве или Киеве и грубыми методами навязывали свои условия».
Приведём ещё одну его оценку, ставшую широко известной:
«Мы положили больного (т.е. Россию, Украину. — С.Г.) на операционный стол, вскрыли ему грудную клетку, а оказалось, что у него другая анатомия».
Ни на минуту не поверил этому потоку заявлений профессор С.Кара-Мурза: «Джеффри Сакс — профессиональный палач-реформатор многих национальных экономик, пошутил о советском хозяйстве:
«Мы вскрыли грудную клетку больного, а оказалось, что у него другая, нам неизвестная анатомия». Врёт киллер. Они, вскрывавшие грудную клетку нашей страны, знали, куда воткнуть нож. Знали нашу анатомию — знанием ненавистника и убийцы».
Главным требованием МВФ к Украине, как и повсюду, была приватизация госсобственности. Для Украины (и для России) вносилось существенное уточнение — требовалась не просто приватизация, а «ускоренная приватизация».
«В экономической науке общепризнано, — подчёркивал в 1995 году украинский экономист профессор В.Сикора, — что приватизация — очень сложная и рискованная процедура». Сам М.Фридман признавал: «Приватизация — процедура нелёгкая». Даже в Чили, где любые требования МВФ и ВБ выполнялись незамедлительно, приватизация растянулась на семь лет. В Великобритании при правлении Маргарет Тетчер, которая вошла в историю своими крутыми мерами по разгосударствлению экономики, приватизировалось не более нескольких крупных предприятий в год.
Почему же от нас МВФ и ВБ неотступно требовали «ускоренной приватизации»? На этот вопрос академик НАН Украины В.Геец в ходе обсуждения темы «Латиноамериканский синдром» в газете «Зеркало недели» (10.08.1996 г.) ответил так: «Они, видимо, опасаются угрозы реставрации у нас социализма». Цель интенсивной приватизации — быстро осуществить необратимые преобразования, прежде всего — захват общенародной собственности.
В канун 2000 года президент Л.Кучма подписал специальный указ — «О неотложных мерах по ускорению приватизации имущества в Украине», в соответствии с которым в 2000 году предстояло приватизировать 2200(!) объектов, в том числе и тех, которые имели стратегическое значение для экономики и безопасности государства («Голос Украины», 13.01.2000 г.).
Какое беспрекословное послушание!
В.Ющенко в 2000 году в должности премьер-министра заверял: «В вопросах приватизации украинское правительство и МВФ не имеют идеологических расхождений. Долги перед МВФ будут погашаться на 100 процентов».
Н.Азаров, нынешний премьер-министр, обещает: «Мы будем буква к букве выполнять все условия МВФ!»
Общеизвестно, что одним из способов «ускорения приватизации» в Украине было широкое, бесчестное, наглое использование механизмов искусственного доведения предприятий до банкротства.
В 1993 году В.Пинзенык, тогда министр экономики, выступая на моём заводе «Арсенал» («мой завод», конечно, в родном советском смысле этих слов, а не в том, какой нынче вкладывают в это словосочетание невесть откуда взявшиеся и нажившиеся в ходе приватизации пинчуки, ахметовы и прочие коломойские), сказал: «Наша задача состоит в том, чтобы государственные предприятия как можно скорее обанкротились. Хочу пожелать вам, чтобы и ваш завод обанкротился и чтобы к вам наконец пришёл эффективный собственник». И это он, ничего в жизни не создавший и не улучшивший, произносил на заводе, который, как отзывались наши коллеги по сотрудничеству-соперничеству в Москве, «умел делать всё». Именно об этом писал в своей «Книге памяти. «Арсенал», изданной в 2003 году, О.Власенко, работавший в своё время главным инженером арсенальского Центрального конструкторского бюро: «Думаю, что такого широкого диапазона различных технических направлений, которые создавались в Центральном конструкторском бюро «Арсенал» и изготавливались на заводе «Арсенал», не было ни на одном оптическом приборостроительном заводе в СССР, да и, скорее всего, в мире».
Не менее активно в тот период пропагандировал необходимость массовых банкротств и гайдарообразный Сергей Тигипко. «Я хотел бы, чтобы таких банкротств было как можно больше», заявил он в 1997 году на встрече с журналистами, занимая тогда пост вице-премьер-министра по экономике и имея в виду ситуацию с прославленной агрофирмой «Зоря» на Ровненщине. Накануне на совещании в Кабинете Министров, проходившем под председательством С.Тигипко, было принято решение о подготовке документов для начала процедуры банкротства этой фирмы. По этому поводу в газете «Сільські вісті» (07.10.1997 г.) её обозреватель В.Грузин возмущался: «Вместо того, чтобы вытащить агрофирму из беды, решили ускорить её разорение и банкротство. Забыв, что виновата не агрофирма, которая до сих пор была образцом высокоэффективного хозяйствования, а государственная политика, навязанная Украине (сегодня это уже не секрет) Международным валютным фондом и направленная на грабёж и разорение нашего села… С.Тигипко, который ни одного дня не работал непосредственно в материальном производстве и, тем более, никогда и никак не был связан с сельским хозяйством, — послушный исполнитель чужой воли. Чем меньше он понимает, тем больше старается сделать то, что ему приказано делать».
На упомянутой встрече с журналистами С.Тигипко, как отмечалось в той же публикации из «Сільськіх вістей», обратился к ним, к журналистам, с просьбой «понять, а значит, и доносить до населения следующее: без помощи Международного валютного фонда Украине никак нельзя, поэтому пришло время исключить любую критику в адрес фонда».
В конце прошлого, 2010-го, Тигипко в ток-шоу «Большая политика» на телеканале «Интер» снова, как заповедь, повторил такую же по смыслу фразу: «Без МВФ мы сегодня не обойдёмся». Ну мы же знаем (Червоненко нам об этом напомнил), что у Тигипко с Западом — «глубокое взаимопонимание».
Даже М.Фридман, понимая, что МВФ устанавливает тотальный диктат над экономиками многих стран, однажды посоветовал: «Ликвидируйте МВФ. Поделите его активы между всеми странами, и пусть рынок отрегулирует то, что происходит» (УНІАН-День, №256, 24.10.1998 г.).
О сверхцели, которой добиваются МВФ и ВБ, проникая во все сферы жизнедеятельности попавших в долговую кабалу стран, чётко сказал известный российский экономист, член-корреспондент Российской академии наук Сергей Глазьев: «Цель этой политики с самого начала — расчистка и «асфальтирование» экономического пространства для свободного движения иностранного капитала в интересах транснациональных корпораций, а вовсе не создание условий для экономического роста и подъёма благосостояния населения».
Украинские учёные, как и российские, из тех, кто по-настоящему, по-умному болеет за страну, отчётливо видели, что в казалось бы все охватных требованиях МВФ и ВБ тем не менее никогда не упоминается одна из сфер жизни страны — та сфера, которая, будучи поддержанной, реально могла бы стать препятствием к беспощадному «асфальтированию». На это важное обстоятельство призывал обратить внимание, в частности, Ярослав Яцкив, занимавший в 2000 году пост заместителя министра по вопросам науки и образования. «Проанализируйте все документы МВФ, — предлагал он. — Где сказано о том, чтобы развивать новые технологии в Украине? Горькая правда в том, что наше руководство до сих пор не осознало: только наука и научно-технический прогресс могут спасти Украину как высокоразвитое государство, и никакие «Макдональдсы», «Кока-колы», никакие МВФ с кредитами это сделать не в состоянии. И не нужно строить иллюзий по поводу намерений наших «спасителей».
Светлой памяти В.И.Трефилов, академик Национальной академии наук Украины и Российской Академии наук, директор Института проблем материаловедения, в течение 20 лет избиравшийся вице-президентом академии наук, предостерегал: «Нельзя идти на поводу у западных и прочих зарубежных советников, даже если они задрапированы в тогу Международного валютного фонда. У них свои цели. Жить нужно своим умом. Нам следует направлять капитальные вложения в долгосрочные проекты обновления производства и внедрения новых технологий».
В этой опубликованной чёткой констатации позиции на самом деле не содержалось и сотой доли тех эмоций, того гнева и той душевной боли, которые испытывал учёный с мировым именем В.И.Трефилов по затронутым вопросам. Я знаю об этом, потому что Виктор Иванович позвонил мне после одной из моих публикаций по этому поводу и впоследствии при общении я не раз слышала его суждения о целенаправленном финансовом удушении науки и знаменитых научных школ в Украине. В.И.Трефилов был одним из тех больших учёных, которые не опасались в своих публикациях и докладах называть вещи своими именами. Так, он не завуалированно, как иные, а чётко и внятно напоминал: «Не подлежит сомнению, что в СССР наука была государственным приоритетом».
В 1997 году директор-распорядитель МВФ М.Камдессю, пребывая в Москве, выразил желание встретиться с лидерами парламентской оппозиции Г.Зюгановым, Н.Рыжковым и М.Харитоновым. По ходу встречи Н.Рыжков передал М.Камдессю перечень вопросов к фонду. 5 июня 1997 года он, Н.Рыжков, получил от Камдессю письмо с приложением. Приложение содержало подготовленные экспертами МВФ ответы на все вопросы, кроме одного. Не был прокомментирован, несмотря на просьбу Н.Рыжкова, следующий факт: «СССР сознательно не входил в состав МВФ, и его экономическое положение было достаточно прочным. Со вступлением Российской Федерации в МВФ и принятием его рекомендаций экономическое положение России стремительно ухудшается».
В книге «Сталин», написанной и изданной до войны, её автор, известный французский писатель Анри Барбюс, находясь под громадным впечатлением от увиденного и изученного в СССР, специально акцентировал внимание на том, что «превращение отсталой России в технически современную страну… должно было обойтись без иностранного капитала».
Успехи первых 17-ти лет Советской власти, в особенности достижения первой пятилетки, о которых рассказывает Барбюс, были действительно и неоспоримо грандиозными. Читая, давайте мысленно сравнивать их с результатами такого же периода так называемого экономического чуда в Чили или даже несколько большего периода «независимости» Украины.
В СССР, отмечает Барбюс, «в степях и пустынях возникло по меньшей мере 50 городов — промышленных центров с населением от 50 до 250 тысяч человек». Далее автор книги подчёркивает: «Были реконструированы тысячи старых заводов и громоздятся тысячи новых предприятий — настоящие индустриальные гиганты». Барбюс называет их: Днепрогэс, Магнитогорский комбинат, Уралмаш, завод тяжёлого машиностроения в Краматорске, самый мощный в Европе Луганский паровозостроительный завод и другие. Писатель перечисляет новые отрасли промышленности, которые были созданы, как он пишет, в ходе «гигантской осмысленной работы, какой не видел мир»: от станкостроения, тракторостроения, химического производства, производства самолётов, мощных турбин, генераторов, качественных сталей и вплоть до производства синтетического каучука и искусственного волокна.
«Но как же всё это финансировалось?» — ставит вопрос А.Барбюс. И приводит ответ, предлагая каждому читателю «запомнить и обдумать» его, который дал народный комиссар финансов СССР Г.Гринько. «Мы вдребезги разбили, — объяснял нарком, — то буржуазное представление, согласно которому Страна Советов не может за счёт собственных накоплений, без иностранных займов осуществлять грандиозную программу социалистического строительства. В основе такого бурного накопления капиталов лежит, разумеется, в первую очередь тот коренной факт, что в нашей стране ликвидировано капиталистическое расхищение народного дохода. У нас нет паразитических классов, непроизводительно потребляющих громадную долю народного дохода в любой капиталистической стране. У нас нет банкротств и финансового жульничества. Мы не знаем паразитического яда посредничества, мы не знаем спекуляции… И весь государственный механизм сверху донизу работает на пользу всех и каждого».
Никто не сможет опровергнуть ни одного слова в процитированных оценках Анри Барбюса достижений Страны Советов. Да и как их можно опровергнуть, если до сего дня пользуемся грандиозными итогами свершений советского народа, того, как писал Барбюс, «единственного в мире народа, народа изумительно нового, народа, не похожего на другие народы».
Нас бы подняли на смех люди с золотыми руками, золотыми мозгами и золотыми сердцами, построившие, защитившие, восстановившие и оставившие нам такое наследство. Они с негодованием подняли бы нас на смех, узнав, до чего же мы докатились: вокруг главы государства копошатся, давая ему советы, многочисленные неведомые «гарвардские мальчики», а на шею народа Украины (некогда гордого народа некогда цветущей Советской Украины) накинул финансовую удавку, хладнокровно изредка ослабляя её только после выполнения своего очередного требования, презренный Международный валютный фонд, который и близко не подпускался к порогу Советского Союза.

http://www.komunist.com.ua/article/1/13580.htm
Светлана ГАРАЖА

Теги: Горбачёв, перестройка, Чубайс, Гайдар, чикагские мальчики, МВФ, Международный Валютный Фонд